Сегодня в Северодонецке
(газета "Третий сектор", on-line — приложение)
» Личности Северодонецка
версия для печати

Директор Северодонецкого химкомбината Валерий Павлович Егоров



Егоров Валерий Павлович всё-таки наш, местный, хотя и родился он 17 февраля 1927 года в посёлке Карла Либкнехта Донецкой области, в семье рабочего, но детство его прошло в Лисичанске. В 1934 году пошёл в школу и в 1941году окончил семь классов Лисичанской СШ №2.

Началась война, и в 1942 году, когда немцы подходили к городу, он с семьёй был эвакуирован в город Кисилёвск Кемеровской области, где продолжал учиться и окончил девять классов. В 1944 году вернулся из эвакуации и поступил в Донецкий индустриальный институт г. Сталино. В 1945 году при институте сдал экстерном на аттестат зрелости. В феврале 1946 года, по болезни, был вынужден оставить учёбу. Но уже в сентябре 1946 года поступил в Рубежанский химико-технологический институт, где окончил три курса механического факультета. В 1948 году Рубежанский институт был расформирован и Валерия Павловича направили для продолжения учёбы в Харьковский Политехнический институт им. В.И.Ленина, который он и окончил в 1951году по специальности «машины и оборудование химической промышленности». Решением Государственной комиссии от 19 июня 1951года ему была присвоена квалификация инженера – механика.

После окончания института В.П. Егоров был направлен работать на Северодонецкий химический комбинат. Его родители в это время жили в Лисичанске. Отец – Егоров Павел Афанасьевич - работал директором заготовительной конторы райпотребсоюза, а мать – Таиса Григорьевна - заведующей детсадом Лисичанского подземгаза.

Женился Валерий Павлович ещё в 1950 году. Жена Валентина Николаевна, его ровесница, в 1951году окончила Харьковский юридический институт и до 1955 года работала нотариусом, потом с мужем два года была в командировке в Чехословакии, а после возвращения из Чехословакии работала юрисконсультом в ЖКХ Северодонецка.

В 1951году Лисхимкомбинат представлял собой маленькую пустыню, территорию ничем не ограниченную, ну, разве что парой проходных со свободным входом-выходом, отделяющих жилой посёлок от промзоны. В промзоне уже был ремонтно-механический завод да корпуса строящихся на разных стадиях цехов будущего предприятия. Территория комбината постепенно, в основном силами учащихся строительных специальностей РУ и ПТУ, обносилась кирпичным забором, кирпичом «в ёлочку» прокладывались тротуары и бутовым камнем мостились дороги. Охотники посёлка успешно промышляли на этой  территории зайцев, в свободное, конечно, от смены время. Зимой здесь было снега по колено, а летом – песка. Бывали и песчаные бури, но не часто, а вот небольшие смерчи - постоянно крутящиеся то тут, то там вихри из лёгкой фракции песка, засыпали этим песком монтируемое оборудование, строительные конструкции, глаза и дыхательные органы работников. Не так-то просто было здесь работать, случайные люди долго не задерживались. Основной рабочей силой были проезжие и приезжие по комсомольским и партийным направлениям, уволенные из армии в запас, работники из Молдавии и даже цыганский табор, который, к слову, расположился со своими кибитками и лошадьми прямо на территории комбината. Работали цыгане, правда, недолго - получили инструмент, постельное бельё, зарплату и… исчезли.

Транспорт в то время был гужевой – это лошадка, запряженная в бричку. В посёлке таки был один паровоз и один автобус. И если верить легендам – однажды они столкнулись, наверное, это было первое серьёзное дорожно-транспортное происшествие в Северодонецке.

В июле 1951года на комбинат прибыла большая группа молодых специалистов. Говорят, что с ними встречался сам министр химпрома Леонид Аркадьевич Костандов, курировавший в то время строительство ЛХК. Он напутствовал молодых специалистов и в дальнейшем регулярно интересовался, как работают эти молодые  инженеры. Так что Валерий Павлович Егоров в числе приехавших молодых специалистов сразу попал под контроль и опеку самого министра. В.П. Егорова направили начальником смены в цех компрессии, а уже в мае 1952 года он был назначен механиком цеха водной очистки - нужен был грамотный специалист в пусковой цех.

Надо отметить, что природного газа тогда на комбинате не было, а работа азотно-тукового завода планировалась на угле. Благо совсем рядом восстанавливалось и открывалось немало шахт, добывающих длиннопламенные коксующиеся угли. Поэтому на химкомбинате строился газогенераторный цех и цеха очистки полученного газа: серная, водная и медноаммиачная очистка.

Цех водной очистки, где работал механиком Валерий Павлович, был введен в эксплуатацию, а механика, показавшего себя толковым грамотным специалистом, хорошим организатором ждала новая работа - цех синтеза аммиака. В феврале 1954 года Егорова перевели механиком в этот цех. Технорук цеха Антонина Семёновна Алексеева вспоминает, что Валерий Павлович вникал в мельчайшие детали производства и конструкции оборудования, подключал слесарей цеха к монтажу, чтобы они также имели возможность изучить оборудование ещё при монтаже. Однако при этом всякую писанину, в том числе и отчёты, считал делом вторичным и Антонине Семёновне даже пришлось пожаловаться начальству, что механик Егоров не подал своевременно отчёт о состоянии оборудования. После этого случая Валерий Павлович считал любую работу первичной и самой главной. Он не настаивал на своём мнении как на истине в последней инстанции, разобравшись, готов был в интересах производства признать свою ошибку и принять меры к исправлению. Проблемы он изучал до начала их решения, поэтому ошибался очень редко.

В это время ЛХК не только строился, но и помогал подшефным колхозам, в том числе и в Троицком районе. Валерий Павлович вместе со своим начальством и подчинёнными регулярно ездил в колхоз на бортовой машине, в кузове которой были установлены скамьи. Настроенные на перевыполнение заданий, работники ЛХК, работая на прополке и уборке урожая, перевыполняли и колхозные нормы, что регулярно подтверждалось благодарностями из колхозов.

В январе 1955 года В.П. Егоров был назначен старшим механиком производства спиртов, а уже в сентябре 1955 года Валерия Павловича, как грамотного механика, с семьёй - женой Валентиной Николаевной и дочерью Татьяной, направили в Чехословакию, где в течение двух лет по заданию министерства химической промышленности он подбирал оборудование.

Чета Егоровых мечтала о мальчике, но первой родилась девочка. Татьяна была любимицей родителей. На вопросы родных и близких: «А как же мальчик?», - они отшучивались: «Сначала нянька, а потом лялька». И действительно, из Чехословакии Егоровы вернулись в декабре 1957 года не только с дочерью, но и с сыном Сергеем.

Вернувшись из Чехословакии, В.П.Егоров с января по июль 1958 года работал начальником цеха синтеза метанола и изобутилена ЛХК. Проблем и здесь хватало. Монтаж и пуск оборудования, работающего под высоким давлением, усилие затяжки гаек - в тоннах, гаечные ключи - весом в несколько килограмм. А главный инструмент – «понедельничек» - кувалда около пуда весом (16 кг.), ударами которой по ключу и достигалось необходимое усилие затяжки гаек (конечно, приблизительно – измерить точно всё равно тогда было нечем).

На предприятии в то время было всего два немецких подъёмных крана, так что основной монтаж оборудования вёлся лебёдками с использованием соответствующих полиспастов, а ключи гаечные, скажем, в цехе компрессии, были на 360 с длиной рукоятки более двух метров. Валерий Павлович не только контролировал монтаж и пусковые работы, но лично разбирался и участвовал в разрешении любых возникающих в процессе монтажа оборудования и производства проблем. Руководил кружком по изучению истории партии.

Богатый опыт В.П. Егорова в общении с людьми и оборудованием, положительные результаты его работы были отмечены руководством. И в августе 1958 года его назначили на должность главного  механика ЛХК. Теперь он отвечал за всё оборудование комбината. Курируя монтаж и пуск разных цехов, Егоров организовывал работу не только своих, но даже работников сторонних организаций в три смены, включая обеспечение материалами, оборудованием и инструментом. И не забывал о горячем питании людей - также в три смены.

Старший мастер газового анализа Леонид Фёдорович Вьючков вспоминает: «Зимой 1961 года в цехе карбамида №51 шёл монтаж нового оборудования, пуск одной из колонн, и линию подачи КИПовского воздуха заморозило. Леонид Фёдорович, работая КИПовцем в этом цехе сразу после окончания технического училища, подводил пар к линии, чтобы её разморозить, но ему никак не удавалось сделать скрутку проволокой диаметром 3-4 мм, чтобы закрепить шланг с паром на трубе диаметром миллиметров эдак 30-40. За этой работой наблюдал Валерий Павлович Егоров. В конце концов, ему надоело смотреть, как раз за разом плохо закрепленный шланг соскакивал при пуске пара, и Валерий Павлович взял ломик диаметром 10-15мм. Сделал правильную скрутку, надёжно закрепил шланг и сказал: «Вот так надо».

На эти слова Валерия Павловича потом нередко ссылались и слесари и мастера, если надо было авторитетно подтвердить какое либо техническое решение.

В сентябре 1958 года на комбинат пришёл ставропольский газ. ЛХК был готов к его приходу, ведь пускался он на привозном сырье. Началась глобальная перестройка, теперь одновременно с вводом новых производственных цехов останавливались цеха по производству и очистки газа: газогенераторный и постепенно все три цеха очистки, так как ставропольский газ был, можно сказать, самый чистый из всех вариантов до сих пор получаемого газа, очистка его в то время не требовалась.

В июле 1961года В.П.Егорова назначают заместителем главного инженера по механической службе. В это время кроме монтажа и пуска цехов основного производства остро поднимается вопрос очистки сточных вод предприятия и города. Вместе с заместителем главного инженера по энергетике Петром Самойловичем Рабиным, проявлявшим активность и инициативу в вопросе очистки сточных вод, Валерий Павлович много времени уделяет созданию очистных сооружений. В декабре 1963года первая очередь очистных сооружений была сдана в эксплуатацию.

В марте 1964года В.П. Егорова назначили начальником Управления Химической промышленности Донецкого Совнархоза. А в январе 1966 года, после упразднения Совнархоза, он вернулся на СХК в должности и.о. главного инженера комбината и с головой окунулся в работу – монтаж и пуск новых цехов, развитие социальной сферы. Он продолжает курировать строительство биохимочистки.

В 1968 году вводится вторая очередь биохимочистки и суммарная её производительность уже достигает 86 тысяч кубометров в сутки. Вводимые новые технологии очистки и обезвреживания вод не имели себе равных не только в Украине, но и в мировой практике. В прудах–отстойниках разводили вполне съедобную рыбу семейства карповых. При инициативе и поддержке В.П. Егорова и П.С. Рабина здесь содержался целый зоопарк – различные птицы и звери, существование которых подтверждало качество воды. Посмотреть на этот зоопарк часто приезжали экскурсии школьников и неорганизованных зевак -  ведь вход был свободен. А в День химика звери и птицы «живого уголка» в клетках выставлялись в парке отдыха на обозрение всего Северодонецка. Приезжали зрители и из других городов. Надо сказать, было на что посмотреть, потому, что и цех озеленения ЛХК выставлял различные цветочные экспозиции, включая очень красивые тематические клумбы и часы из цветов.

Иногда на прудах–отстойниках зимовали лебеди. Да что там говорить, известен случай, когда Валерий Павлович в присутствии целой комиссии сомневающихся в качестве очистки воды сам пил эту воду.

С зоопарком случались и инциденты. Однажды Егорову сообщили, что сбежал дикий кабан. Валерий Павлович прекрасно понимал, что вепрь опасен даже охотнику, а не дай бог на его пути будет невооружённый человек, тем более ребёнок…. Не раздумывая, он взял мелкокалиберную винтовку и отправился на вынужденную охоту. Кабан уже находился за пределами очистных сооружений. Прицелившись, Валерий Павлович выстрелил. Он чётко видел, что попал в голову, но кабан только хрюкнул и помчался в сторону Клешни. Догнать его было непросто, зверь то появлялся, то исчезал из поля зрения, ориентироваться приходилось только по треску терновника. Вроде бы и расстояние сокращалось, но сковывал страх попасть в случайно находящегося там человека, всё-таки территория населённого пункта…. Наконец появилась возможность прицелиться и выстрелить. Валерий Павлович бежал к поверженному зверю, а в голове единственная мысль: «Хоть бы не человек!». Когда подбежал, радости не было конца – убит сбежавший дикий зверь, и никто из людей не пострадал. К слову сказать, Валерий Павлович был хорошим охотником, у него даже было именное ружьё с дарственной надписью от Юрия Владимировича Андропова. Валерий Павлович очень любил природу, но активному и инициативному Егорову редко удавалось хотя бы просто отдохнуть с семьёй на лоне природы.

28 мая 1966 года за выдающиеся заслуги в организации и развитии производств комбината В.П.Егоров был награждён орденом Трудового Красного Знамени.  В мае же 1966 года он был направлен во Францию для ознакомления с производством аммиака высокой производительности.

По возвращению из Франции, 16 июня 1966 года В.П. Егоров был назначен главным инженером ЛХК, а 7 июля 1966 года ЛХК был переименован в Северодонецкий химический комбинат. Теперь Валерий Павлович возглавил творческую работу коллективов рационализаторов и изобретателей комбината, активно участвовал в разработке и освоении передовых технологий, автоматизации и механизации трудовых процессов. В январе 1967 года он ездил в командировку в Румынию и Югославию для ознакомления с организацией производства и труда на азотно-туковых заводах.

В июле – поездка в ФРГ сроком на шесть месяцев для участия в разработке и приёмке техдокументации по производству соли АГ. В результате этих командировок на комбинате улучшались технологии, повышалась производительность, строились и пускались новые производства. 21октября1967 г. Валерий Павлович был награждён знаком «Отличник химической промышленности СССР».



В 1968-1969 гг. Валерием Павловичем Егоровым было лично разработано и внедрено более тридцати рацпредложений с суммарным экономическим эффектом более 150 тысяч рублей. В этот период Егоров оформил и подал в комитет  по делам изобретений и открытий при совете министров СССР одиннадцать заявок. Он принимал непосредственное участие в реализации планов по новой технике, а именно: в освоении процесса получения высококачественной аммиачной селитры методом глубокого упаривания плава и освоения процессов рассева; припудривания и охлаждения аммиачной селитры; в освоении работы статического процесса в цехе №3; в освоении процессов производства винилацетата в «кипящем слое» катализатора, поливинилацетатной эмульсии поливинилового спирта и масляного альдегида; в освоении получения особо чистого метанола; в освоении очистки метанола от аминов. Активно участвовал во внедрении цехового хозрасчёта, на основе чего удалось добиться значительного снижения себестоимости выпускаемой продукции. В.П.Егоров, как член общества «Знание», готовил и проводил доклады и лекции в подразделениях, выступал по радио и телевидению. Проводил беседы с молодыми специалистами, направлял работу совета молодых специалистов, их активность и творческую мысль на ликвидацию «узких мест» на производстве. Он принимал личное участие в улучшении организации работы школ передового опыта труда, обучении вторым профессиям, повышении квалификации рабочих и технического уровня ИТР комбината.

Обязанности главного инженера не ограничивались только производством, теперь он активно включился в развитие социальной сферы комбината и города. Валерий Павлович считал своим долгом обеспечивать не только условия труда работников комбината, но и качественное медицинское обслуживание, нормальный отдых трудящихся в период отпуска и в выходные дни. По его инициативе был построен домик на Замуловке для реабилитации после инфаркта директора СХК Виктора Фёдоровича Гогина.

Начали строить и оборудовать медсанчасть комбината. Здесь, как и на комбинате, покупали новейшее оборудование и внедряли новейшие технологии. Порой и в областном центре такого не было, или появлялось значительно позже. Сюда привлекали лучших молодых специалистов, в основном выпускников Луганского мединститута. Появились врачи, работающие по различным узким специализациям, на уникальном даже в масштабах Советского Союза медицинском оборудовании.

Крупные праздники, такие как День химика, День города, День строителя, Майские праздники, да и другие праздники тёплого времени года было принято, с целью сплочения работников, праздновать на лоне природы коллективом всего предприятия с разбивкой по подразделениям.

Выезжали на берег речки Боровой в месте впадения в неё Ерика. Надо сказать, Боровая – самая коварная речка из всех водоёмов того времени, расположенных вокруг посёлка Лисхимстрой. Русло Боровой песчаное, глубина, порой, достигала четырёх метров, а температура воды из-за огромного количества родников даже в самое жаркое время, едва 18-19 градусов на поверхности, а возле дна, у самых родников – 8-9. Более того, Боровая постоянно меняла русло, подмывая огромные деревья на берегах. Таким образом создавалось множество «топляков», которые становились ловушкой даже для абсолютно трезвых и опытных ныряльщиков. Отдыхающие ныряли с дерева или «тарзанки» головой в «топляк», либо подныривали под затопленное дерево и запутывались в ветках. В таких случаях редко кому удавалось выжить. Администрация начала искать более безопасные места отдыха, и Валерий Павлович, при поддержке вышестоящих руководителей, активно включился в решение этого вопроса.

В то время была создана водная станция на Северском Донце. Разбит парк отдыха с площадками для волейбола, баскетбола, импровизированное футбольное поле, построено помещение для хранения плавсредств, работали секции гребцов на байдарках и каноэ. Отдыхающие могли взять лодку на прокат и покататься по Донцу. В общем, хорошая база спорта и отдыха, которая вполне могла стать примером создателям баз отдыха для работников комбината.

Река Северский Донец в далекие пятидесятые годы была ещё не зарегулированной, и каждую весну, разливаясь, создавала проблему проезда в Лисичанск. Низкий деревянный мост от Павлограда на левом берегу до переезда на правом заливался многометровым слоем воды, а то и вообще смывался паводком. Уровень воды в Донце в отдельные годы поднимался на восемь метров и более. Дорога перед въездом на нынешний высокий мост переливалась водой глубиной до20 см. Хотя лодки были в каждом дворе Павлограда, в весенний паводок форсировать такую мощную и бурную реку на лодках не рисковали – налаживали паромную переправу. Бурная река создавала серьёзные неудобства, и было решено построить капитальные высокие мосты. Ленточку при открытии движения по мосту возле Павлограда перерезал Валерий Павлович Егоров.

Для работников СХК была создана база отдыха «Рассвет» в Белогоровке. В лиственном лесу на излучине Донца поставлены красивые и удобные деревянные домики, капитальная большая столовая, удобный песчаный пляж, рыбалка для любителей.

И всё-таки апофеозом заботы Валерия Павловича Егорова об отдыхе работников СХК и жителей Северодонецка стало создание зоны отдыха на «Клешне», которая сразу же стала любимым местом отдыха северодончан, поскольку была для всех доступна, удобна и достаточно безопасна.

О Боровой как-то сразу забыли. Создание не только турбазы, но и оборудованных песчаных пляжей, навесов, топчанов, двух понтонных площадок на глади озера, понтонного моста через Клешню было рассчитано не только на работников комбината, но доступно для всех. На озере появились лодки и, конечно же, рыболовы с удочками. Понтонный мост позволял осваивать оба берега, тем более что на дальнем берегу был построен трёхэтажный корпус,  говорили – для общепита.

На турбазе комбината были установлены деревянные домики, длинные столы со скамейками и навесами для коллективных мероприятий, мангалы, вышка для прыжков в воду, футбольное поле, площадки для баскетбола и волейбола, лодочный причал. Один домик был построен из кирпича, и к нему сразу прилипло название «Егоровский».

Много лет Клешня оставалась любимым местом отдыха северодончан, но постепенно и эта зона отдыха приходит в упадок, остаётся пока только турбаза.

И всё-таки при глобальной занятости, Валерий Павлович находил время для общения с женой Валентиной Николаевной, дочерью Татьяной и сыном Сергеем. Валентина Николаевна даже жаловалась подругам, что желание мужа обедать вместе добавляло ей весовую категорию, но ему это нравилось. В редкие дни отдыха он вывозил семью на Оскол, турбазу «Голубая волна», где мог порыбачить и поохотиться – отвлечься от производственных проблем и лишний раз побыть в кругу семьи. Турбаза на Клешне стала для всех работников комбината и жителей Северодонецка зоной отдыха выходного дня, нередко здесь можно было встретить и семью Егоровых.

10 сентября 1968 года Валерия Павловича Егорова назначили директором Северодонецкого химического комбината. Должность директора не изменила его отношения к жизни, людям, работе. Более того, теперь он чувствовал ответственность не только за работников комбината, но и за жителей Северодонецка, поскольку был депутатом городского совета. Наряду с другими руководителями он «пробивал» в Москве завершение строительства ДК химиков.



Дворец, пусть и в упрощённом варианте, без купола и лоджий, был всё-таки достроен и сдан в эксплуатацию. Валерий Павлович выступил на митинге,  посвящённом открытию дворца, и перерезал символическую ленточку (смотри фото). В это время Валерий Павлович Егоров вместе с Георгием Николаевичем Твердохлебовым, заместителем декана северодонецкого отделения рубежанского филиала ХПИ, активистом развития высшего образования в Северодонецке, выбирали место для строительства института. Сначала было мнение построить его на месте нынешнего интерната, но с учётом плана дальнейшего строительства Северодонецка окончательно решили строить на пустыре, перекрёстке  улиц Донецкой и Лисичанской (ныне Гвардейский проспект).

А в 1969-1970 гг. для северодонецких студентов были открыты учебный и лабораторный корпуса института. Было продолжено строительство и оборудование медсанчасти химкомбината, в которой лечился весь Северодонецк. И неважно, работал ли заболевший человек на комбинате. Более того, позже в медсанчасти начали открывать детские отделения. Забота о людях у Егорова была на самом первом месте, что подтверждает даже вот такой случай.

Однажды на заседании парткома был поднят вопрос о задержке выплаты премии. Валерий Павлович (в то время – член обкома КПСС и парткома комбината) был не в курсе и пригласил на партком Александра Абрамовича Гдалевича, в то время - начальника отдела труда и заработной платы. Тот начал говорить, что хотел приурочить эту премию к какому-то следующему празднику, но Егоров сказал, что заработанные деньги должны выплачиваться независимо от праздников, потребовал незамедлительно подготовить платёжные ведомости и сразу после заседания парткома подать ему на подпись.

Комбинат под руководством Валерия Павловича Егорова постоянно перевыполнял не только правительственные задания, но и собственные повышенные обязательства. За высокие показатели В.П. Егоров многократно награждался грамотами и правительственными наградами.

За выдающиеся успехи в выполнении заданий пятилетнего плана, внедрение передовых методов труда и достижение высоких технических и производственных показателей Президиум Верховного Совета СССР Указом от 20 апреля 1971 года  присвоил В.П. Егорову звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и  золотой медали «Серп и Молот».

В честь Героя Социалистического Труда, заботливого руководителя и просто хорошего человека – Валерия Павловича Егорова – в Северодонецке названа улица.

 

Александр ЗОРИК


                                                                                                                     (по мотивам воспоминаний родных и знакомых В.П. Егорова).


Авторское право Александра Зорика. Перепечатка только с согласия автора

 

Поставить ссылку в соцсети
Рекомендовать этот материал

комментарии

Чтобы поместить сообщение или комментарий вам нужно войти под своим логином  »»