Сегодня в Северодонецке
(газета "Третий сектор", on-line — приложение)
Новости
версия для печати

Мама из зоны АТО

кислород медицинскийПрограммы помощи роженицам не могли учесть будущего наплыва вынужденных переселенцев. Будущей маме, которая в конце прошлого года обратилась в Северодонецкий перинатальный центр, едва исполнилось 16. Вместе с 19-летним мужем они приехали из зоны АТО. 28 недель беременности - и начинаются роды. Что делать? Руководство местной больницы, в состав которой входит перинатальный центр, договорилось с харьковскими коллегами. Правда, довезти юную роженицу северодончане сумели только до Изюма. Нет пока в новом областном центре ни одного собственного реанимобиля. Ранее Северодонецк по рангу не имел права на него, теперь - еще не успели обзавестись такой машиной. Но харьковские коллеги подоспели в Изюм, приняли роды и вызвали свой реанимобиль с неонатологической бригадой. Молодая мама осталась поправляться в Изюме, а младенец переправили в перинатальный центр в Харькове. Сейчас семья уже воссоединилась. Все здоровы и счастливы. Медики выискивают любые возможности, чтобы помочь младенцам и молодым мамам.

 

Кровати не пустые

«Но на нашей территории это ребенок вряд ли имел бы возможность выжить», - самокритично констатирует заведующая перинатальным центром многопрофильной больницы Северодонецка Ирина Теплова. И просит на всю Украину поблагодарить коллег из Слобожанщины. По ее словам, сегодня, когда третий уровень оказания медицинской помощи из-за конфликта на Донбассе исчез из структуры организации программы помощи роженицам на Луганщине, только взаимодействие с харьковчанами позволяет гарантировать жизнь и здоровье матери и ребенка в подобной экстренной ситуации.

Но сами северодончане, несмотря на то, что местным родильному отделению и перинатальному центру официально не предоставлен статус областного, делают все, что могут, чтобы помочь женщинам в положении. Летом произошел вот такой случай. Северодонецк освободили 22 июля, но боевые действия продолжались в соседнем Лисичанске. И уже 23 июля через Пролетарский мост, соединяющий эти города, бежали люди - в домашних халатах и тапочках, кто в чем успел выскочить. Стояла жара. Раздавались взрывы: стреляли из Смоляниново по Лисичанску, снаряды летели через Северодонецк. Но сарафанное радио распространило весть, якобы имеется гуманитарный коридор. На самом деле его не было, и люди уже выскочили из подвалов. И не было им пути назад. Одна беременная молодая женщина переплыла Северский Донец, чтобы оказаться в безопасности. Кстати, буквально на следующий день она уже в Северодонецке благополучно родила.

Только за четыре дня, пока северодончане принимали у себя первых переселенцев, у вынужденных гостей из Лисичанска родилось пятеро детей. Все живы и здоровы. И это первые победы над трудными обстоятельствами, которые под силу человечности.

- Северодончанки оказались волею судьбы, по воле Божией, в спокойной ситуации, - признает Ирина Теплова. - Правда, в июле прошлого года мы также пережили бомбардировки своей женской консультации. И я была там как раз в тот момент, когда мины падали во двор, дрожала здание, вылетали и звенели окна, а осколками оторвало кусок стены в хозяйственной постройке. Мы все - то есть три десятка будущих мам и медперсонал - прятались в коридоре, где толстые стены, подальше от окон ... Начался истерический плач. Люди не знали, ложиться на пол, или лучше сидеть, а может, бежать в больничный подвал? Никто из нас не понимал, что делать, ведь бомбардировки началось внезапно, к тому же мобильная связь исчез. Пришлось успокаивать всех. Эти несколько часов показались вечностью. Такой стресс не может не сказаться на здоровье будущей мамы и младенца.

На вопрос, ведется статистика, сколько будущих мам среди вынужденных переселенцев, Ирина Теплова ответила, что где-то пятая часть общего количества тех, кто родил в Северодонецке, - приезжие. На конец декабря это число уже превысило 200 человек, а всего родов с начала прошлого года около тысячи. - Если учесть, что за месяц у нас где-то 115 родов, то получается, что два месяца наше родильное отделение работало исключительно на тех людей, которые приехали, - говорит она.

- Есть особые трудности в помощи людям, которые вынуждены были покинуть родные места. Например, государственное обеспечение. В медицине никогда не позволяли никаких излишеств, вроде развертывания дополнительных больничных коек и тому подобное. Бюджет всегда был куцым. А сейчас ситуация только осложнилась. Во-первых, нам никто ничего извне не дал на больницу. Утверждаю это со слов главного врача. Поэтому тем, что выделяют для жителей Северодонецка, мы вынуждены (как и в семье) делиться с приезжими. Мы организовали 10 мест для женщин с тяжелой судьбой, которыми впоследствии начали заниматься социальные службы. И поверьте, эти кровати не пустуют. В городе действует больничная касса, воспользоваться которой можно один раз. В данном контексте - по программе помощи во время родов. Такую возможность предоставляем и горожанам, и приезжим. Люди платят взнос, а затем в больницу с собой ничего не берут, кроме одежды, когда прибывают на роды. Кстати, в постановлениях правительства от 1997 года определены медицинские услуги, которые могут быть оплачены, и в этих подзаконных актах роды не отнесены к ургентной помощи.

 

«Приданое» собирают медики

Конечно, есть разные ситуации. Но ой как много приезжает женщин, у которых нет ничего, даже одежды для будущего ребенка! Это «приданое» медики собирают сами - у кого что из сотрудников отделений найдется. Средств на это нет, как не хватает их и для решения многих других вопросов. Теперь так много говорят о гуманитарной помощи. Недавно центр впервые получил ее от Международного Красного Креста. Однако нужно еще слишком много, ведь Северодонецкий перинатальный центр невольно стал областным. Как объясняет Ирина Теплова, список того, что нужно, - на пяти листах. Главное это - кюветы. Потому что новых нет вообще. Нет даже пульсоксиметра. Это такой датчик, который надевают на пальчик новорожденного, чтобы видеть на табло, как ребенок воспринимает кислород. Ведь ребенок может дышать через аппарат, а его организм кислород не воспринимать - тогда возможна асфиксия. Это очень дорогой прибор. Сам аппарат есть, но поскольку датчик часто используют, он быстро выходит из строя, а стоит ровно столько, сколько сам аппарат - до 10000 гривен. У Центра таких денег нет. А вот количество рожениц и младенцев, в частности тяжелых, только растет.

- Активно становятся на учет беременные женщины, которые сейчас живут в Северодонецке, но место их постоянной прописки это города в зоне АТО, - рассказывает Ирина Теплова. - Областной перинатальный центр третьего уровня аккредитации остался в Луганске. Он в свое время «высосал» из системы здравоохранения нашего края все что можно. Мы ничего не получали из оборудования, так как требовалась концентрация средств на его обустройство. И мы с пониманием относились к этому и с надеждой ждали, когда он заработает. Открылся - и началась война. Мы уважаем коллег, которые остались там выполнять свой профессиональный долг, но рожать женщины стремятся все-таки на территории, подконтрольной Украины. То есть там, где мир и порядок, и гарантия помощи в полном объеме. И возможность счастливого будущего для их долгожданных детей.

Елена Особова

Урядовий кур’єр
Поставить ссылку в соцсети
Рекомендовать этот материал

комментарии

Чтобы поместить сообщение или комментарий вам нужно войти под своим логином  »»