Сегодня в Северодонецке
(газета "Третий сектор", on-line — приложение)
версия для печати

А кто представляет проукраинских жителей оккупированных громад?

Каждый раз, когда Россия и руководимые ее генералы-наемники, загоняют украинские войска в ловушку – будь то Иловайск и незащищенный Мариуполь, или де-факто окруженное и на словах нашей власти суперукрепленное Дебальцево, вся Украина с замиранием сердца наблюдает за очередными переговорами в Минске. Как бы мы не хорохорились и не рассказывали сказки о высокой боеспособности Вооруженных Сил Украины, тотальная некомпетентность и коррумпированность украинских политиков высшего и среднего командного звена делает свое черно дело. Нам постоянно нужна передышка – дабы окончательно не рухнул фронт и мы не потеряли Мариуполь или Артемовск – с заделом на Запорожье, Мелитополь или Харьков. Тем более, нет ответа, что делать, если Россия применит свою многочисленную авиацию и наши танки, БМП-БМД-БТР-МТЛБ за сутки-двое превратятся в горящие железные гробы. А равно, если вместо 15 тыс. российского контингента будет введено 30–50–80 тыс. российских солдат с соответствующим увеличением числа БМ-21 «Град», БМ-27 «Ураган», БМ-30 «Смерч», артиллерии (в том числе самоходных САУ «Акация», «Гвоздика», «Гиацинт», «Мста», «Спрут», «Нона»), танков, БМП-БМД-БТР.

И вот мы наблюдаем телекартинки: «vip-ы» из западных стран – Ангела Маркель, Франсуа Олланд, швейцарка Хайди Тальявини (удачно продолжающая свое дело: «слила» Грузию в 2008 – теперь «независимый посредник» по Украине), Владимир Путин; второй эшелон – Петр Порошенко, Александр Лукашенко и т.д. Отдельной картинкой идут члены контактной группы: Леонид Кучма, Виктор Медведчук, а также представители ЛНР/ДНР – депутат Алчевского горсовета и ЛНР Владислав Дейнего, Денис Пушилин, Александр Захарченко и Игорь Плотницкий. Ничего вам в этой телекартине не бросается в глаза?

А нам бросается! Есть представитель официальных властей - второй президент Леонид Кучма. Есть посредник – Виктор Медведчук, кум и доверенное лицо Владимира Путина. Есть московские куклы, представляющие «независимые и суверенные» ЛНР/ДНР. А вот кто представляет выехавших граждан Украины – членов оккупированных территориальных громад? Кто представляет эти 10-20% проукраинского населения? Кто представляет неопределившееся население – тех, кто не хочет воевать за боевиков, но и не может выехать в Украину?

Только официальная миграция – численность ВПЛ, составляет 1163886 человек из Луганской и Донецкой области. Если учесть, что на территории под контролем сепаратистов проживало 3-3,5 млн. человек, то речь идет об 1/4-1/5 численности населения. А ведь не все выехавшие на подконтрольные Украине территории, получили статус ВПЛ!

Почему эти люди никем не представлены на переговорах? Почему никто не ведет работу с международным сообществом об оказании этим беженцам помощи?

Почему Международная организация по миграции (МОМ), Программа развития ООН (ПРООН) и многие другие международные организации просто не имеют институционального партнера, который бы содействовал рациональному обоснованию потребностей в международной гуманитарной помощи и ее распределению? Власть с этой задачей явно не справляется…

Кто будет определять государственную политику в отношении ВПЛ: организовывать их временное содержание для последующего возврата на Донбасс или социализировать их в громады по месту нового проживания? Об этой проблеме эксперты ЛОО КИУ (в том числе и автор данной публикации) заявляли уже в декабре 2014, когда новый состав ВРУ (после выборов 26.10.2014), должен был определиться и в этом очень важном для Украины, вопросе!

 

Правовая база

Согласно ст. 38 Конституции Украины: «Граждане имеют право принимать участие в управлении государственным делами, во всеукраинском и местном референдумах, свободно избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления». Ст. 141 Конституции Украины детализирует вопросы избрания органов местного самоуправления – устанавливает принципы их избрания, 5-летний срок их полномочий и форму (сельские, поселковые, городские, районные, областные советы). Статус голов, депутатов и исполнительных органов советов, а также их полномочия, порядок создания, реорганизации, ликвидации должен определяться законом. Естественно, традиционные органы местного самоуправления – и органы «в эмиграции», должны отличаться друг от друга функциями, полномочиями, порядком формирования.

Согласно ст. 8 Закона Украины «Об обеспечении прав и свобод внутренне перемещенных лиц»: «Внутренне перемещенное лицо реализует свое право голоса на выборах Президента Украины, народных депутатов Украины, местных выборах и референдумах путем смены места голосования без изменения избирательного адреса согласно ч. 3 ст. 7 Закона Украины «О Государственном реестре избирателей».

С президентскими выборами все понятно – можно проголосовать везде. Сложнее с парламентскими выборами: из-за смешанной избирательной системы (список и округа) и нежелания власти проводить выборы в оккупированных округах (путем выноса избирательных комиссий), право избирать получилось «на половину урезанным». То есть, ВПЛ могли голосовать за списки партий – но теряли возможность голосовать за кандидатов в округах.

С местными выборами вообще тупик: по месту временного проживания («месту пребывания»), ВПЛ не имеют постоянной регистрации.  Как результат, согласно ст. 1, 2, 3 Закона Украины «О местном самоуправлении» и ст. 3 Закона Украины «О выборах депутатов ВР АРК, местных советов и сельских, поселковых, городских голов» не являются членами территориальных громад и избирателями на соответствующих местных выборах. То есть, по новому месту проживания они голосовать не смогут. А будут ли проводиться выборы в органы местного самоуправления на территории, под контролем сепаратистов? Даже если будут, согласно принятому во исполнение «Минских соглашений -1,-2» Закону Украины «Об особенном порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей» № 1680-VII от 16.09.2014 с изменениями от 17.03.2015, представлять таких людей эти органы «местного самоуправления» не могут! Потому что большинство выехавших не вернутся проживать на территорию под контролем боевиков и их марионеточных советов – избранных с ограниченным допуском к избирательному процессу (тех же коммунистов к выборам 02.11.2014 не допустили).

Сейчас по Украине наблюдается нежелание местных советов (в том числе областных) выделять денежные средства на решение проблем ВПЛ: зачем тратить ограниченные бюджеты на тех, кто не будет голосовать на предстоящих местных выборах в октябре 2015? Поэтому в ряде областей перестали выделять бюджетное финансирование на оплату мест массового проживания ВПЛ – санаториев, баз отдыха, общежитий, гостиниц. Даже богатый Киев провел инвентаризацию мест возможного проживания ВПЛ (на случай еще одной волны), но не хочет сейчас принимать новых беженцев и настоятельно рекомендует ехать в другие регионы. Зачем перед выборами тратить средства на не-избирателей? Эту проблему мы осветим в одной из следующих публикаций, как и наш рецепт решения.

Резюмируя: в законе декларативное право прописали (формально продублировали конституционные права), а как его реализовать на практике, никто «и в ус не дует»…

 

Что срочно необходимо

Фактически нужно создавать две формы самоуправления ВПЛ. Первая – это органы самоорганизации в местах массового расселения. Их задача:

- контролировать бюджетное финансирование на нужды ВПЛ и оплату работы учреждений, в которых они проживают (гостиниц; общежитий; санаториев; баз отдыха; неработающих школ/больниц/детских садов/военных городков);

- контролировать распределение гуманитарной помощи;

- организовано представлять ВПЛ в отношениях с органами власти и местного самоуправления;

- содействовать созданию рабочих мест для ВПЛ в международных программах и правительственных программах (если введут льготу по налогообложению при трудоустройстве ВПЛ);

- содействовать защите прав переселенцев (например: заверять доверенности вместо платных нотариальных; представлять ВПЛ в спорах о защите прав потребителей, в том числе ЖКХ; выдавать справки о составе семьи);

- содействовать документированию преступлений и нарушений прав человека на Донбассе (помогать оформить и передать правоохранительных органам и правозащитным организациям соответствующую информацию, показания, видео-, аудиозаписи, фотографии, и документы).

Вторая – это как бы «органы местного самоуправления в эмиграции». Их задача:

- сохранение информационного, экономического и этнополитического единства жителей громад на оккупированной территории, которые выехали в разные города и села Украины (чтобы было с кем «украинизировать» освобожденные города и возобновлять в них местную власть в будущем);

- распоряжение частью бюджетных средств и международной помощи (пропорционально соотношению между численностью громад на момент начала конфликта и численностью выехавших из этих громад ВПЛ);

- представительство на международных переговорах проукраинской части громад оккупированных населенных пунктов Луганской и Донецкой областей;

- содействовать документированию преступлений на Донбассе (помогать оформить и передать правоохранительным органам и правозащитным организациям соответствующую информацию, показания, видео-, аудиозаписи, фотографии, и документы);

- ведение информационной работы (в том числе через социальные сети и Интернет – с оставшимися на оккупированной территории);

- поиск и привлечение к ответственности лиц и компаний, нарушающих международные санкции.

Кроме того, такие «органы местного самоуправления» сохранят некое подобие политического процесса – чтобы были политики и кандидаты на ключевые административные должности на Донбассе после его освобождения. Иначе мы получим безальтернативность скрытых сепаратистов даже после ухода боевиков и возобновления контроля Украины за этими городами/районами.

Понятно, что тысячи сельсоветов Донбасса будет сложно избрать. Но как минимум городской, районный и областной уровень эмиграции должен быть представлен!

 

Как избирать громады ВПЛ?

Первый тип – органы самоорганизации по месту проживания, должны избираться на общих сборах. Тут все понятно: все живут в одном месте и задача сводится к «собрать всех вместе и документировать волеизъявление».

Второй тип сложнее, ведь жители конкретных городов и районов оккупированной части Донбасса разъезжались в разные области и города Украины. Как обеспечить их волеизъявление? Делегировать соответствующие полномочия участковым и территориальным комиссиям по местным выборам – благо, есть Государственный реестр избирателей!

В каждом районе или городе «в эмиграции» избирается голова и 3-5-7 депутатов (стандартный депутатский корпус в 60 депутатов будет просто неработоспособным из-за территориального разброса). Предусматривается дистанционное голосование с использованием бесплатных электронных ключей (электронно-цифровой подписи – как при сдаче налоговой отчетности).

Срок полномочий должен быть небольшой - 1-2, максимум 3 года. Ведь такая деятельность будет априори малооплачиваемая и потребует общественной активности, а значит, такие «депутаты» и «головы» будут быстро уставать и психологически выгорать. Без частых перевыборов и ротации такие «органы местного самоуправления» престанут быть работоспособными.

Выдвижение кандидатов и агитация проводится на специальном сайте Центральной Избирательной Комиссии - с информированием в СМИ и социальных сетях.

Так как избиратели находятся в разных городах Украины, в каждом городе и районе определяется по 1-2 участковых избирательных комиссии для каждой области (Луганской и Донецкой), подключенных к электронным спискам ВПЛ по каждому оккупированному городу/району Донбасса. Далее комиссия печатает бюллетень и после обработки пересылает данные о голосовании в единую компьютерную систему Центральной Избирательной Комиссии. Протоколы с местными печатями транзитом через районные, городские и областные территориальные избирательные комиссии, идут в Центральную Избирательную Комиссию.

Такое голосование лучше проводить через пару дней после местных выборов-2015, чтобы избежать «наложения» избирательных процедур и, в тоже время, воспользоваться работой комиссий по местным выборам. Оптимально: с четверга по субботу после дня голосования по местным выборам-2015.

Есть угроза, что если будет всего 1 проголосовавший избиратель в конкретном районе или городе на конкретных выборах «громады в эмиграции», то будет нарушаться принцип тайны волеизъявления. В этом случае можно предусмотреть автоматическое добавление в протоколы голосования на участке еще одного виртуального избирателя с недействительным (испорченным) бюллетенем. В результате, никто не сможет четко утверждать, за кого проголосовал этот конкретный избиратель.

Богдан Бондаренко

Поставить ссылку в соцсети
Рекомендовать этот материал

комментарии

2015.03.23 | voevoda
Ишшшчо-о-о одна СвЛНР, СвДНР(свободная ЛНР и ДНР)-???? Свободная от законов Украины, свободная от выборов Президента, свободная от наказания сепаратистов(за взятки СБУшникам и прокурорским), от всего свободная от труда, от зарплат, ....... "Хорошую религию придумали индусы"....


Чтобы поместить сообщение или комментарий вам нужно войти под своим логином  »»