Сегодня в Северодонецке
(газета "Третий сектор", on-line — приложение)
версия для печати

Тема на перспективу: лесное будущее Луганщины

В этом году завершается выполнение программы «Леса Луганщины – 2015», принятая луганским областным советом еще 22.11.2001 г. Заметим, что программа эта никем не отменена, да и Луганский областной совет де-юре существует. И, в принципе, вполне может собраться. Но это уже совсем другая тема. Мы же о деятельности региональных властей (любых), которая должна осуществляться ради благополучия жителей региона. Ведь здоровая окружающая среда в такой деятельности должна быть среди первых приоритетов.

Автор уже писал на эту тему, и эта публикация – большей частью компиляция предыдущей. Но проблема эта одна из самых важных,  которые должны решаться в области охраны окружающей среды. Возвращаясь же к теме, напомним, что согласно программе «Леса Луганщины – 2015» к концу этого года лесистость области должна была возрасти до 15,5 %. При средней лесистости областей Украины 14%.

Приписки и плутовство цифр – одна из причин стагнации экономики Украины в последние 25 лет. Пусть и не первая, которой "заслужено" является коррупция, удушающая страну. Увы, на 01.01.2006 года из 393,1 тыс. га, которые значились в отчетах как лесной фонд, лесом было покрыто только 307,8 тыс. га. А остальные 86 тыс. га лесом были только по назначению земельных участков, сам лес на них был потерян в предыдущие годы. В связи с чем реальная (а не в отчетах) лесистость с 1994 по 2006 годы снизилась с 14,2 до 11,5%. Зато программой предусматривалось изъятие из сельхозоборота еще 25 тыс.га и высадка на них лесов. На что лесоводческие предприятия получили немалые деньги.

Увы, что луганских лесников волнует не столько площадь леса (и, тем более, не качество леса), сколько финансирование лесоводческих работ. И реализация древесины. А что касается судьбы самого леса, то когда речи лесников перестают быть парадными, в них появляется скепсис. Например, во время публичных консультаций, которые СМЕА «Зелений світ» проводил в Кременной, главный лесничий местного ГЛОХа озвучил слова известного украинского лесовода Георгия Высоцкого относительно посадок сосны в степи: «Лес здесь противен природе».

Потому позволю себе задать крамольный вопрос: а не достаточно ли на сегодня в Луганской области лесов? Нужны ли еще? Кто, кроме явно заинтересованных лесников, изучал этот вопрос?

Луганская область расположена в степной зоне Украины, в так называемой Байрачной Степи. С засушливым климатом, частыми суховеями и пыльными бурями. С жарким летом. С морозными малоснежными зимами. Природные условия не слишком подходящие для произрастания лесной растительности. Исторически и естественным образом на территории области произрастали дубравы в буераках Донецкого кряжа и Южно-Русской возвышенности и пойменные леса вдоль Северского Донца, Айдара, Красной, Деркула, Боровой. Общая площадь таких естественных лесов никогда не превышала 7% от площади области. Благодаря «активной» деятельности человека, сегодня сохранилось только 105 тыс. га естественных лесов, что составляет 4% территории области. Именно эти леса представляют собой большую ценность для региона, их надо максимально защищать и восстанавливать.

Кроме того, в области имеются  235,4 тыс. га лесов искусственного происхождения, они были посажены преимущественно с 1950 по 1970 годы, в порядке реализации так называемого «сталинского плана преобразования природы степей».

Большая часть искусственных лесов Луганщины – сосновые насаждения на песчаных террасах левобережья Северского Донца. Там, где еще 60 лет назад были песчаные барханы с зелеными островками вокруг многочисленных озер, с уникальной флорой донецко-донского типа – сегодня десятки тысяч гектар заняты сосновым бором.

Еще один вид искусственных лесов - защитные лесополосы. На которые приходится 13,1%  земли, отведенной под леса.  По нашему мнению, защитные лесополосы оказались замечательным средством, благодаря им в значительной степени снижена эрозия почвы сельскохозяйственных угодий. Что для региона, где значительная часть их находится на склонах, – важно. Увы, именно лесополосы больше всего пострадали в последние десятилетия, и одной из задач будущей региональной власти должно быть как раз восстановление этих зеленых насаждений.  

Что же касается искусственных сосновых лесов на территории, некогда бывшей песчаной пустыней, то они безусловно сыграли положительную роль в улучшении условий жизни жителей Северодонецка. Кроме того, они служат основой хозяйственной деятельности многочисленных расположенных здесь лесничеств. Которых в области 59, и в которых работает более 3000 человек. Но больше всех зарабатывают на этих лесах предприниматели, ведущие бизнес «в тени», и чиновники, такой бизнес обеспечивающие.

А вот сами такие насаждения не отличаются разнообразием флоры и фауны, не очень устойчивы и требуют больших затрат на содержание. Во-первых, в связи с пожароопасностью: уж очень легко такой лес сгорает. Например, в 1996 году за два дня в Кременной сгорело более 10 тыс. га. сосновых насаждений 40-50-летнего возраста. Во-вторых, в связи с подверженностью заболеваниям, прежде всего – корневой губкой, они должны регулярно обрабатываться химиками. И уход за лесом в этом случае должен быть оперативным. Нельзя не признать аргументированной позицию лесников, возражавших на консультациях в Кременной против включения подобных лесов в состав будущего национального парка «Северско-Донецкий».

Сегодня, прежде чем принимать какие-либо программы, предусматривающие увеличение лесистости Луганской области, региональная власть должна найти ответ на вопрос: «А действительно ли это необходимо? Действительно ли Луганская область нуждается в увеличении площади, занятой лесами?». С учетом того, что по оценкам специалистов Госкомлесхоза, оптимальной для степной зоны Украины является лесистость 9%. А если нуждается, то какие леса и где должны насаживаться?

Другой вопрос на ту же тему. Если восстанавливать (после пожаров или вырубок) насаждения сосны на придонцовых террасах, то не нужно ли заменить ее (полностью или частично) более устойчивой культурой? Например, акацией? При этом, понятно, что хозяйственная отдача уменьшится. Но затраты на содержание леса - тоже.

Впрочем, есть и другие альтернативы, относительно которых региональная власть, прежде чем формировать программы, должна принять стратегическое решение: тратить ли на их реализацию бюджетные деньги? Или ограничиться моральной поддержкой «инициатив снизу».

В 2005 году команда «непрофессионалов» Алексея Данилова начала реализацию одной такой инициативы - создание лесопарковых зон вокруг Алчевска, Свердловска, Ровенек. Целью чего было улучшения условий проживания жителей этих городов. По моей оценке – это была хорошая команда, способная решать стратегические задачи региона. Увы, из-за интриг и «протестов» части луганских «оранжевых», рвавшихся к власти любой ценой, она ничего не успела сделать – Ющенко отправил Данилова в отставку. И все вернулось на круги своя – об идее насаждения лесопарков вокруг крупных городов  забыли (или «забили»), но продолжили активно «осваивать» бюджетные деньги, насаживая леса там, где они «противны природе».

Еще одна альтернатива - в Луганской области (включая временно оккупированные территории)  имеется 48,8 тыс. га зеленых насаждений в городах и поселках. Которые, согласно форме 6-ЗЕМ, тоже являются лесным фондом. И которые сегодня уничтожаются в не меньшей степени, чем лесозащитные полосы. Их хотя бы можно сохранять? Если нет возможности расширять?

Подобных альтернатив существует много. Региональная власть будет эффективной лишь в том случае, если будет способна выявлять их и анализировать. С помощью общественности, в том числе. И использовать такой анализ для принятия оптимальных управленческих решений. Не перекладывая ответственность за это ни на Киев, ни на «специалистов».

Алексей Светиков, к.т.н., СГЭА «Зелений світ»

 

Комментарий эколога

Во-первых, надо исходить из презумпции самодостаточности степных биомов и правоты процитированного академика Г.Н.Высоцкого, который является не просто «известным украинским лесоводом», а классиком отечественной лесоводческой науки. Кстати, он много работал именно по окультуриванию (облесению) песков.

Степь существует, по крайней мере, 30-40 миллионов лет (возможно, за исключением относительно краткого геологического периода великих оледенений). Именно этот изначально климаксовый биом требует наименьших энергетических затрат на существование, и уже поэтому искусственные лесопосадки, если их не поддерживать специально, неся высокие затраты, обречены вернуться в «степное состояние».

Травянистые биомы необходимы природе и вносят свой вклад в круговорот веществ. Более того, полагаю, что они являются более эффективными углеродными поглотителями, чем спелый древостой, т.к. аккумуляция углерода в чернозёмной степи - процесс безвозвратный (гумус только накапливается). В отличие от старого или больного леса, где разложение органики превалирует над накоплением.

К чему здесь ведется речь. Чтобы лесоводы Луганщины не расстарались, террасируя целинные или восстанавливающиеся балочные склоны, ими именуемые неудобьями, или же «эродированными землями, не пригодными к сельскохозяйственному использованию».

Примеров - масса. Были бы деньги, а плуг у них всегда под рукой.

При такой нынешней лесистости степной Луганщины (14,2% или 11,5%) не столько сажать, сколько рубить и корчевать надо. Лучше бы планируемые деньги на новые степные заказники пустили, на восстановление целинных участков и реакклиматизацию дроф и байбаков.

Конечно, для человека климаторегулирующая и рекреационная функция леса важнее, чем степи. Поэтому вокруг городов и в местах массовой рекреации следует создавать и усиленно поддерживать зеленые лесопарковые зоны.

В наших степных условиях главной задачей не стоит посадка леса в целях получения деловой древесины. Но лесники все равно сажают по старинке, квадратно-гнездовым способом или вообще в борозды (сосна). А в рекреационных лесах уже при их закладке следует создавать многовидовые куртинно-полянные комплексы, как наиболее устойчивые к нагрузкам и наименее подверженные большим пожарам (потому что редкостой, и полог не сомкнут). К тому же, полуоткрытые ландшафтные композиции куртинно-полянных комплексов в эстетическом плане самые привлекательные. А в плане биоразнообразия это вообще наиболее насыщенные территории (потому что сплошной экотон).

Для рекреационных лесов наилучший вариант - смешанный мозаичный лес: сложные дубравы с густым кустарниковым подлеском, осокорники и белотопольники, липняки, березовые и осиновые колки, боры и субори должны создавать мозаичный лесопарковый покров. Кстати, отказ от монокультуры - верный способ уберечься от массовых вспышек вредителей.

Вышесказанное - не теоретизирование. Автор этих строк дал портрет наиболее эстетически привлекательных участков в пойменных лесах на Хортице, в окрестностях Запорожья, Энергодара и на Самаре, где в течение 16 лет проводил рекреационно-экологические исследования.

Конечно, сажать куртинно-полянные комплексы гораздо сложнее, чем сосну в борозду. Зато они требуют минимального ухода впоследствии (их, например, не надо культивировать 15-20 лет до стадии жердняка - сами собой растут) и не пожароопасны. Однако это - ручной труд, к тому же требующий ландшафтно-архитектурного проекта (что тоже деньги стоит) и простейших малых архитектурных форм (типа скамеек-брёвен).

Но именно этот вариант наиболее перспективен для общественного участия. Уверен, что население, организованное «зелеными», не один и не два раза с большой охотой выйдет на субботник садить и благоустраивать лесопарк для себя. И в дальнейшем будет относиться к «своему» лесу бережно и детей воспитывать в любви к лесу. То есть, наиболее трудозатратная часть лесопосадочных работ выполняется методом народной стройки и обойдется лесоводам почти бесплатно (разве что шашлык в конце трудового дня организовать).

Это - тоже не фантазии, а реальный опыт прошлых лет.

Если участок на приречных песках, то он тоже может быть пригородным лесопарком. И тоже лучше как куртинно-полянный комплекс, но без участия дуба, липы и ясеня (не вырастут). Сюда можно добавить акацию и кое-что из кустарникового подлеска, а на открытых местах - барбарис и верболоз. Великолепно на песке растут тополя, но требуют влаги.

Можно использовать также залужение (на сухих аренных песках хорошо растут некоторые виды осок и злаков, напр., дикая рожь, щавель воробьиный, очитки и молодило). Но у лесничеств и лесопитомников точно нет семян или рассады таких трав. Значит, посеют тривиальный мятлик и пырей. А если подключить юннатов - они насобирают семена необходимых видов (не требующих, кстати, полива).

Что же касается акациевых посадок, то радость они доставляют, пожалуй, только пчелам и пчеловодам. Их можно практиковать в полезащитных полосах и противоэрозионных насаждениях. Однако сомневаюсь, что акация для таких целей представляет большую ценность. Ее преимущество - засухоустойчивость и устойчивость к атмосферным загрязнениям. Но, пожалуй, лох - лучше.

Полезащитные полосы - тема отдельная. Хорошо бы возродить школьные лесничества для их поддержания.

 

Анатолий Лёвин

Поставить ссылку в соцсети
Рекомендовать этот материал

комментарии

Чтобы поместить сообщение или комментарий вам нужно войти под своим логином  »»