Сегодня в Северодонецке
(газета "Третий сектор", on-line — приложение)
версия для печати

А почему бы не сделать ВПЛ-активистов помощниками депутатов гор- и облсоветов?

Дискуссия о праве голоса ВПЛ на местных выборах 25.10.2015 можно сказать подытожена: проголосовать смогло (по решению суда) всего несколько переселенцев на всю Украину. Большинство из тех, кто судился, не смогли добиться даже положительного решения суда о включении в список избирателей по местным выборам. Основная же масса ВПЛ просто не захотела добиваться права голоса на местных выборах: тратить время на общение с чиновниками отделов ведения государственного реестра избирателей, суды, избирательные комиссии.

Тем не менее, главная проблема осталась: беженцы из Крыма и Донбасса не нужны ни местной власти (они не избиратели, хотя и стали местными жителями), ни центральной власти.

По центральной власти кое-какая работа ведется – под давлением общественности и западных стран, понимающих необходимость решения проблем ВПЛ.

 

мотивации местной власти

Что касается местных властей, то особой заинтересованности заниматься ВПЛ не наблюдается. И дело даже не в дефиците бюджета: наоборот, если выделять землю или объекты, многие страны (Германия, Япония, США, …) готовы ремонтировать и обустраивать их для ВПЛ! Все дело в отсутствии политической мотивации и всеобъемлющей коррупции.

Проиллюстрируем простым примером. Допустим, у вас есть неиспользуемый, разваливающийся, много лет переходивший «из рук в руки» (пробы «прихватизации» с возвратом после судов) санаторий в лесу. Чтобы понимали, что пример не абстрактный - речь о «Тетереве» в г. Коростышев на трассе Киев-Житомир, куда в свое время попало много луганчан.

За ненадобностью этого санатория региональная власть Житомирской области могла бы воспользоваться западной помощью – так же, как за счет немецких денег отремонтировала этажи отеля «Житомир», за счет западной помощи утепляет и меняет котлы в гостинице «Спортивная» и санатории «Дениші» (после получения финансирования безвозвратно выселив оттуда ВПЛ). То есть восстановить систему водоснабжения и отопления, оформить долговременное проживание или даже право приватизации корпусов-общежитий – так же, как бывшие работники санаториев Южного берега Крыма приватизировали свои комнаты в 2000-х годах. Есть законы, есть крымский опыт приватизации ведомственных корпусов санаториев и в целом опыт приватизации общежитий, есть финансирование за счет помощи Запада – ну что еще нужно, дабы долговременно расселить ВПЛ, чье жилье разрушено на Востоке Украины. и кто нашел в небедном Коростышевском районе работу?!

Все просто: а на чем заработают тогда чиновники, за счет чего они получат коррупционный доход? На тендерах по ремонту не получат, потому что западная помощь осваивается на открытых тендерах компаний, уполномоченных посольствами или ведомствами соответствующих стран (это вам не украинские госзакупки)! От ВПЛ взяток не получат – кто имел деньги, те еще в 2014 году купили новое жилье в Киеве, Харькове, Днепропетровске, Запорожье, Черкассах, Чернигове или в городах Западной Украины. Продать такой санаторий в будущем не смогут – посольства будут задавать вопросы, так как их помощь по модернизации подняла капитализацию объектов, - ведь проблема ВПЛ будет так же «решаема» в Украине, как и в Азербайджане: до сих пор в бывших санаториях Прикаспия живут беженцы 1992-93 гг. из Нагорного Карабаха. Использовать санаторий «для отдыха» - аферистские схемы по закупкам на средства Фонда соцстраха «путевок» с принудительным распределением их среди малообеспеченных и инвалидов (или соглашайся на развалины, или вообще нигде не отдохнешь) - тоже нельзя будет…

Об этом санатории «Тетерев» мы говорим потому, что юристы ЛОО КИУ (из эвакуированной с оккупированной территории приемной) консультировали этих беженцев. И видят всю цепочку развития ситуации: избиения ВПЛ-активистов «свободовцами» (возглавили местный райсовет) – «освободите санаторий, мы из-за вас его не можем использовать» (милиция упрямо отказывается вносить заявления в ЕРДР и назначать судмедэкспертизы); отключение водоснабжения, электроэнергии, тепла (руководство санатория, имея порядка тысячи ВПЛ, само неоднократно инициировало отключение – в надежде, что разбегутся); официальные требования выселиться (как будто МЧС и областной штаб в этот санаторий сами же и не направляли) и дать возможность Житомирской облгосадминистрации распоряжаться коммунальным имуществом…

И этот случай не единичный: коллеги из «Луганской правозащитной группы» борются за права ВПЛ в киевском бесхозном общежитии по ул. Кустанайской, оставшемся после ликвидации отраслевых курсов Минпромполитики. Несмотря на то, что несколько этажей 9-этажного общежития пустуют и могли бы принять ВПЛ в Киев – один из немногих городов Украины, где есть работа, Минюст блокирует заселение. Почему-то чиновники Минюста, занимаясь бесхозным общежитием, решили, что его можно переделать на квартиры сотрудникам Минюста – а поэтому нужно выгнать оттуда «евромайдановцев» из Донбасса, заселивших это общежитие в мае-июле 2014 года (за активистами сразу же приходили боевики, поэтому они выезжали еще до разворачивания крупномасштабных боевых действий).

Одна общая закономерность по Украине: если нет коррупционного дохода – на ВПЛ наплевать, так как они не мои избиратели, и вообще, пусть о них думает Кабмин…

 

участие ВПЛ в общественно-политическом процессе

Бороться с таким бездействием можно только открытым общественно-политическим давлением. Но вот беда: кроме некоторых городов Донбасса, Харькова, Запорожья и прилегающих областей, ВПЛ нигде не составляют значительной части населения. Вдобавок, от них ничего не зависит на выборах – они не голосуют на местных выборах, а на парламентских им выдается лишь бюллетень по спискам партий – за народных депутатов в округах они также не голосуют!

Самостоятельная общественная активность легко подавляется за счет манипуляций: как только ВПЛ требуют отдать бесхозные военные городки, здания (например, бывший офицерский клуб в центре Луцка), заброшенные санатории и общежития – сразу начинается противодействие. Чиновники зовут на помощь «выши-ватную» общественность, кидая клич «Понаехали тут сепаратисты! – Требует от нас что-то – вместо того, чтобы на Донбассе самим отвоевывать! А мы лучше нашим бойцам и добровольцам поможем, чем этим!» И особо активных представителей ВПЛ начинают избивать или лишают жилья, проводя «беседы» с арендодателями квартир или домов («будете сдавать квартиру сепаратисту – мы вам будем регулярно окна бить»).

Правоохранительные органы бездействуют: нет случаев, когда открыли уголовное производство по статье 367 УК «служебное бездействие (халатность)» – по факту бездействия в решении проблем ВПЛ при наличии реальной возможности их расселить; или же по статье 161 УК «дискриминация» (нарушение равноправия граждан) по месту бывшего жительства.

СМИ на местах слабые: как правило, основные телеканалы и газеты распределены между местными финансово-политическими группами (потому что это дорогое дело содержать телеканалы или газеты), и поэтому заниматься пришлыми безденежными ВПЛ на системной основе не хотят. Так, лишь иногда повод «пройтись» по конкурирующим политикам или чиновникам! А также подзаработать гонорары в грантовых программах против дискриминации ВПЛ, против стигматизации ВПЛ по социальному диалогу, по противодействию дезинформации и т.д.

Как ни крути, но нужен альянс местных прогрессивных политиков и активистов ВПЛ, иначе коррупционно-мотивированное противодействие чиновников преодолевать сейчас нечем…

 

что предлагаем

По мнению команды аналитиков ЛОО КИУ есть инструмент, который можно задействовать для формализации ВПЛ в общественно-политическом процессе на местах – это институт помощников депутатов местных советов (облсоветов; горсоветов; райсоветов).

На самом деле есть несколько очень сильных доводов в пользу ВПЛ, с помощью которых можно убеждать политиков сотрудничать:

- приток ВПЛ – это способ решить демографические проблемы других областей Украины (последствия массового вымирания и эмиграции за последние 25 лет);

- многие заброшенные сейчас объекты инфраструктуры можно отремонтировать за счет западной помощи для нужд ВПЛ (те же брошенные военные городки, закрытые школы, детсады, санатории, детские лагеря и больницы, …);

- приток ВПЛ может поспособствовать развитию бизнеса за счет новых квалификаций, а также за счет прихода предпринимателей из числа ВПЛ;

- приток ВПЛ приводит к межрегиональному взаимодействию, что позволяет со временем политически объединить Украину в одну нацию;

- эвакуация жителей Донбасса делает боевиков беззащитными (все меньше и меньше гражданских, которыми прикрываются), а претензии Кремля на возможность самостоятельного существования ЛНР и ДНР – все более призрачными (грубо говоря - чем больше эвакуируем, тем меньше со временем будут мобилизовывать в армию и возвращать больных ПТСР, инвалидов и гробов);

- вместо затрат средств на Восток – после неизбежного возврата Донбасса в состав Украины (когда ослабнет РФ или сменится власть в Кремле), при массовом отселении эти же средства можно потратить на обустройство ВПЛ на новом месте.

Кроме того, нужно быть готовыми к скачку числа беженцев – в случае решения Кремля перевести противостояние на Востоке Украину в горячую фазу (например, обстрелами артиллерией 700-тысячного Мариуполя). И если первые беженцы-ВПЛ, как правило, ехали туда, где были родственники, знакомые или когда-то работали в командировке, то есть хоть немного знали местную ситуацию, то новая волна будет чистыми беженцами. Соответственно, лучше создавать из числа первых волн ВПЛ структуры для их координации и социализации на новом месте – меньше барьер недоверия и выше эффективность взаимодействия.

Статус помощников депутатов горсоветов/облсоветов позволяет активистам ВПЛ более эффективно работать с чиновниками: я не «понаехал», а помощник депутата. Естественно, при условии, что сами депутаты будут взаимодействовать со своими помощниками (а не дал «корочку» - сам «вертись») и вмешиваться, если дела будут заходить в тупик.

Согласно ч. 1 ст. 29-1 Закона Украины «О статусе депутатов местных советов», депутат может иметь до 5 помощников-консультантов, работающих на общественных началах. Как показывает практика, очень многие депутаты не используют всю эту квоту. Да и регламенты/положения о помощниках депутатов многих городов устанавливают в соответствии с ч.3 ст. 29-1 этого закона меньшую численность помощников (например, не более 3-х). Так что никаких проблем не создадут помощники из числа ВПЛ, даже если они будут по 1-му у каждого депутата. Было бы желание использовать законные возможности на благо ВПЛ.

Богдан Бондаренко,

Светлана Пантюхина,

Татьяна Козлова

 

P. S. В ближайшее время мы направим обращение ЛОО КИУ к депутатам облсоветов с просьбой оформить активистов ВПО в качестве помощников-консультантов.

Поставить ссылку в соцсети
Рекомендовать этот материал

комментарии

2015.12.06 | grazhdanin
ВПО это кто?


2015.12.06 | svsever
ВПО - временно перемещенная особь :)

свернуть ветку

2015.12.06 | grazhdanin
это на каком языке? понравилось слово "особь"


2015.12.06 | svsever
Это была шутка. Аббревиатура украинская, но использована в русскоязычном тексте: "вимушено переміщена особа"

свернуть ветку

2015.12.06 | grazhdanin
на украинском это будет ТПО- тимчасово перемiщенна особа, по-русски ВПЛ


Чтобы поместить сообщение или комментарий вам нужно войти под своим логином  »»