Сегодня в Северодонецке
(газета "Третий сектор", on-line — приложение)
версия для печати

Как Украине пройти свою часть пути к миру на Донбассе?

|

Снова все чувствуют, что вокруг Донбасса ведутся интенсивные дипломатические переговоры, в которых принимают участие Украина, Россия, США и ЕС. Для широкой общественности этот процесс является непрозрачным. Все стороны пользуются этим для манипулятивных воздействий на жителей своих стран. Только иногда достоверная информация просачивается в СМИ.

Одним из таких случаев является интервью спецпредставителя председателя ОБСЕ Мартина Сайдика.

 13 января в Минске, подводя итоги работы Контактной группы по урегулированию конфликта на Донбассе, последний с сожалением констатировал, что, несмотря на все прежние договоренности о прекращении огня, надежды не оправдались. Более того, на работе контактной группы не могла не сказаться общая атмосфера российско-украинских отношений, которая в последнее время только продолжает ухудшаться.

В сообщении ТАСС об этой встрече (здесь оно наиболее полное) есть такие слова: «…Главной темой в работе контактной группы остается подготовка к проведению местных выборов в Донбассе. Ей будут посвящены все предстоящие в ближайшее время заседания политической подгруппы, сообщил по итогам сегодняшней встречи полпред провозглашенной Луганской народной республики (ЛНР) Владислав Дейнего. В свою очередь спецпредставитель главы ОБСЕ Мартин Сайдик отметил, что особое внимание при этом предполагается уделить вопросам администрирования процесса голосования и участия в выборах политических партий. Киев настаивает на том, что выборы должны пройти по украинскому законодательству, под наблюдением ОБСЕ и при обязательном участии украинских партий и СМИ. Представители провозглашенных республик не согласны с этим, выступая против допуска к выборному процессу националистических общественных движений Украины. Политподгруппа продолжила также сегодня обсуждение вопроса проведения амнистии, отметил Сайдик».

Приводим эту длинную цитату без изменений. Всем и так понятно, что «ЛНР» - это искусственно созданный сателлит России, который будет поступать так, как укажет патрон. Но это не значит, что не будет ловчить и пытаться выгадать что-то для себя. Существование этой структуры создало группу людей, которые будут любой ценой цепляться за неё. Более того, даже вопреки воле своего патрона они будут стремиться оправдать и продлить эфемерную жизнь «молодых республик», вытянуть из его кармана все новые средства. Работая как «ликвидационный комитет Донбасса» и обогащаясь на уничтожении промышленности региона, эта группа связывает руки своим кураторам в России. Они уже и не прочь бросить этот груз, но бояться потерять лицо.

Украина в 2014 г. упустила возможность не допустить отторжения части своей территории.

Более того, представляются небезосновательными предположения о целенаправленной сдаче Донбасса новой властью в Киеве. В пользу этого свидетельствуют обстоятельства захвата здания СБУ в Луганске и выход группы Гиркина из Славянска, что сделало Донецк главной базой террористической структуры. Кто-то из киевских победителей думал о мобилизации такой ценой Украины на свою поддержку, а потом кто-то разрабатывал политтехнологическую операцию «Президент в один тур».

После того, как эти в сущности мелкие партикулярные вопросы были решены, окно возможностей закрылось. Была предпринята попытка решить вопрос добровольческими образованиями, отстранив от этого армию, но это закончилось открытым вмешательством российской армии, «Иловайским котлом» и массовой гибелью людей. «ЛНР/ДНР» сохранились.

Сохранение «молодых республик» связано с весьма интересным процессом в сознании жителей, которые остались на подконтрольным им территориям. Я имею в виду то явление, которое еще летом 2014 года предложил назвать «луганским синдромом». Под ним я имел в виду поиск безопасности у противника и возникшую на этой почве солидарность в сообществе. Это сказалось и на идентичности населения.  Игнорировать это в поисках путей нормализации бессмысленно. Нужно прямо сказать, что существование «ЛНР/ДНР» останется в памяти жителей региона. Весь вопрос только в модусе этой памяти. А вот это уже зависит от решений, которые примет официальный Киев.

Украинские эксперты сейчас проговаривают разные сценарии поведения Украины в процессе урегулирования конфликта на Донбассе. Олег Ильяшенко недавно говорил: «Конечно, оптимальным для нас был бы хорватский сценарий, который предполагает отсутствие любых компромиссов с оккупантами. Освобождение происходило в результате силовой операции. Позитивы его очевидны: реальная военная победа над агрессором, возможность привлечь к ответственности преступников и установить свои правила на освобожденных территориях. Но, как уже отмечалось, вероятность его является небольшой через цепь объективных и субъективных причин, основные их которых отсутствие достаточных ресурсов и политической воли руководства страны». Его мысль продолжил Владимир Иванцив: «С оглядкой на эти реалии приемлемым для нас был бы и немецкий сценарий, когда разделенная страна объединяется волей народа в результате переосмысления причин раскола, приобретения общих ценностей и возобновления политического и культурного единства». Правда, последний автор замечает, что для этого требуется много времени. Поэтому, по его мнению, «…скорее всего, в этом году нас ждет перманентная «холодная война» с Россией и её марионетками, которая может перейти в фазу частичного или полного замораживания конфликта на Донбассе» («Холодний мир» або «холодна війна». Мінські угоди щодо Донбасу не виконуються. Що може бути далі? // Експрес. – 7 – 14 січня 2016 р. – С. 4).

Такое представление о возможных сценариях развития войны в Донбассе в Украине является типичным. Стороны конфликта рассматриваются статично, их изменение не предполагается. Разве что как решение всех проблем обговаривается возможность распада России (Як розпадатиметься Росія? Фахівці з геополітики припускають, що це може статися за дуже короткий період // Експрес. – 14 – 21 січня. – 2016 рік. – С. 4). И это при том, что такая перспектива противоречит долговременным национальным интересам Украины.

Между тем, нужно обсуждать, как должна меняться сама Украина. Нужно прямо сказать, что без определенных внутренних изменений она Донбасс не вернет. Самолюбование и закостенелость стереотипов для нас смерти подобно.

Несомненно, страна нуждается в глубоких реформах. Но всегда есть проблема первых шагов. Начну с этого.

Первое. В стране должны быть ликвидированы все негосударственные военные формирования. Все бойцы «Правого сектора» и других подобных структур должны быть разоружены.

Такая цель уже ставилась, но у высшего руководства государства политической воли для этого не хватало. Они предпочитали кулуарные договоренности с хозяевами этих частных армий. Уже давно не секрет, кому они принадлежат. Об этом вполне спокойно пишут в газетах. Политический эксперт Андрей Миселюк говорит: «Если мы посмотрим на то, как действовал «Правый сектор» под руководством Яроша, то увидим, что он был тесно связан с интересами днепропетровской финансовой группы, то есть с Коломойским» (Загадкові маневри Яроша // Експрес. - 14 – 21 січня. – 2016 рік. – С. 5).

Азбукой политики является требование, чтобы государство было единственным источником легитимного насилия. Конечно, в современном мире это правило размывается. Даже в развитых странах создаются частные армии, которые ведут войну по договоренности или по доверенности. Но они могут так действовать только за границами своих стран. Украинский правящий класс должен сделать выбор: или частные армии разорвут политическое пространство страны и сделают неустойчивые все правила поведения или же все эти структуры должны быть безжалостно подавлены. И не нужно дыма демагогии!

Второе. Борьба с коррупцией должна вестись с использованием нового её понимания. Главной коррупционной угрозой для страны является извлечение административной ренты со страны её правящим классом. Необходимы такие институциональные правила, которые бы исключили перераспределение чиновниками общественного богатства в свою пользу. Тогда не будет и опасности превращения войны в коммерческое мероприятие.

Если бы это случилось, то это была бы первая настоящая революция в нашей стране. Конечно, на её пути постараются костьми лечь большинство украинского истеблишмента. Через эти кости нужно перешагнуть!

Третье касается в первую очередь украинской интеллигенции. Страна нуждается в новой интеллектуальной атмосфере, в атмосфере правды и тонкого анализа происходящего. К сожалению, интеллигенция вместо этого часто предлагает гражданам заезженные стереотипы. Первый стереотип строится на объединении политических и этических оценок ситуации, которая определяется как постреволюционная. Вот Ярослав Грицак говорит о возможном развитии Украины в близкой перспективе: «На фоне затяжной войны и экономического кризиса Украина вступает в период повышенной политической турбулентности. В таких условиях возможно все, даже внеочередные парламентские и даже президентские выборы. В условиях повышенной политической нестабильности к власти способны прийти иные силы. В худшем случае это может быть «Оппозиционный блок» со своими сателлитами, в лучшем – майданные лидеры во главе новых партий. Эти два сценария – контрреволюционный реванш и углубление революции – и будут представлять ту вилку или крайние полюса, между которыми будут развиваться события» («Треба примусити політичний клас жити по-новому» // Країна. – 2016. - №1. – С. 17). Прежде, чем комментировать высказывание, приведу еще одно положение этого автора. Он так высказывается о силе и слабости Украины: «Главная слабость – в слабости государства. Она балансирует на грани хрупкого государства (fragile state) и государства, которое не состоялось (failed state). <…> Ибо эконмическая слабость неминуемо низводит страну к статусу объекта международной политики. Вместо этого Евромайдан был попыткой поднять её до статуса субъекта. А силой Украины в первую очередь является гражданское общество. Оно такое крепкое, что перебирает на себя функции, которые государство не в состоянии выполнить через свою неэффективность или коррумпированность» (Там же. – С. 16).

В принципе, Ярослав Грицак не первый и не единственный, кто озвучивает подобные идеи. Он просто делает это с присущим ему интеллектуальным изяществом. Но от этого они не перестают быть стереотипами, искажающими действительность. Никакой перспективы «углубления революции» у нас нет, ибо не было и самой революции как изменения общественного устройства. У нас борются несколько клиентельных групп за монопольное положение на рынке власти и собственности. Они опираются в этой борьбе на профессиональных наемников. Они у нас эвфемистически называются активистами. Их использовали и во время острого общественно-политического кризиса 2013 – 2014 гг. Ярослав Гицак хочет подыграть тем, кто делает ставку на открытое насилие? Неужто наша страна еще более приобретет субъектности, если на высших государственных постах окажутся такие люди как Егор Соболев илиСемен Семенченко? События вокруг выборов городского головы Кривого Рога как-то заставляют в этом сомневаться.

Нам в стране нужно поступить по конфуцианскому требованию «исправления имен», чтобы правые радикалы и экстремисты назывались правыми радикалами и экстремистами, а не национал-демократами, чтобы политические наёмники и определялись по роду своей деятельности, а не назывались политическими активистами и т.д. Это не исправит всех проблем, но это откроет путь для нестереотипных решений. Это, кстати, позволит и более раскованно вести переговоры по донбасской проблематике.

Во всяком случае, тогда слова «федерализация» и «особый статус» не будут вызывать мгновенную идиосинкразию, которая отбивает способность к конструктивному мышлению.

Самая большая проблема Украины – это отсутствие организованной силы в правящем классе, способной стать двигателем реформ. Все увязли в своих мелких частных интересах. Фантомная коалиция в Верховной Раде во многом держится на страхе перед внешним врагом. Как без постоянных вспышек противостояния на фронте удержался бы в кресле премьера Арсений Яценюк и как бы «Народный фронт» остался до сих пор парламентской партией? Им выгодно замораживание конфликта на Донбассе. Выгодно оно и многим другим, кто выстроил свой бизнес под войну.

Поэтому, возможно, без перевыборов Верховной Рады прорывных договоренностей по Донбассу, которых ждет вся страна, достигнуть вообще не удастся. Кажется, понимание этого появляется и в среде власть имущих. Так, недавно представитель президентской фракции в парламенте Олег Петренко как о решенном вопросе сказал о выборах Верховной Рады следующей осенью. Он говорит: «В нынешней Раде никак не будет 300 голосов за изменения в Конституции при условии сохранения пункта про «особый статус» Донбасса или же за закон об амнистии боевиков или другие пункты Минских соглашений<…> Конфигурация нового парламента безусловно будет другой. В нём обязательно найдется 300 голосов за решения, которые сейчас не имеют безусловной поддержки» (Так, так, позачергові вибори // Експрес. – 14 – 21 січня 2016 р. – С. 5).

Украина должна не стоять на месте, страна должна меняться, реформироваться, мышление политического класса и интеллигенции должно быть гибким. Это – наш путь к победе. Но это вовсе не значит, что мы должны постоянно идти на уступки или разговор о согласовании интересов заменять беспредметной болтовней о диалоге всех со всеми. С некоторыми участниками конфликта как раз диалога быть не может. Но об этом в следующий раз.

Илья Кононов, специально для “Ostrovok

Источник фотографии: www.academia.edu

Поставить ссылку в соцсети
Рекомендовать этот материал

комментарии

Чтобы поместить сообщение или комментарий вам нужно войти под своим логином  »»