Сегодня в Северодонецке
(газета "Третий сектор", on-line — приложение)
версия для печати

Противники нацпарка убежали в Россию – а Указа о создании все нет?

ИСТОРИЯ КРЕМЕНСКОГО ЛЕСА

Одним из наиболее действенных аргументов противников создания национального парка «Кременские леса» является утверждение, что они – искусственные, то есть их насаждение осуществлялось человеком. Соответственно если прекратить уход лесничеств и создать заповедную зону, лес от этого не выиграет. Опровергает этот факт лишь краткий экскурс в историю.

Самый старый документ, имеющийся сейчас в распоряжении общественности – план части Бахмутовской провинции, составленный в 1783 году. С ним можно ознакомиться в кременском краеведческом музее. На нем нанесены казенные леса, расположенные вдоль Северского Донца в междуречье Жеребца и Красной - то есть те самые, которые мы сегодня называем кременскими лесами.

Сравнение этого плана со схемой национального парка показывает, что в НПП «Кременские леса» действительно предлагается включить леса природного, а не искусственного происхождения. Это и пойменные леса вдоль реки Северский Донец, и большой массив природных сосновых лесов. По некоторым данным, это самый южный сосновый лес природного происхождения в степной зоне Украины.

Искусственные же леса Сеточного, сосновые насаждения Житловского и Старокраснянского лесничеств на плане 1783 года нет. Впрочем, на плане времен Екатерины II площадь сосновых лесов действительно меньше, чем ныне. Огромная «плешь», находящаяся в середине массива, была облесена стараниями человека позже. Но и возникла она, мнению экологов, из-за его деятельности.

Огромный ущерб кременским лесам нанесли Бахмутские (Артемовские) соляные промыслы. Это сейчас практически всю соль в Украине добывают в шахтах, расположенных в Соледаре. Но в XVI-XVII веках добывать кристаллическую соль с глубины в 200 м не умели, ее получали путем выпариванием рассола, который черпали из соленых озер Торы (Славянска), или колодцев Бахмута (Артемовска). В Торе казенные солеварни появились еще в 1664 году. А в 1681 году торский солевар Иван Клушин разведал соляные источники на правой стороне реки Черный Жеребец (сейчас – Жеребец). Через 8 лет были разведаны соляные источники и на левой стороне этой реки, а к 1691 году на обоих берегах реки уже было вырыто 70 соляных колодцев для солеварения. На том месте ныне поселок Кировское и село Торское – совсем рядом с Кременскими лесами.

В 1683 г. были открыты солеварни на реке Бахмут, на месте нынешнего Артемовска. Рассол там оказался самым качественным, и именно Бахмут в течение 100 лет обеспечивал солью весь юг Российской империи. Так, с 1734 по 1782 год здесь было произведено 6,5 млн. пудов соли (1 пуд  -  16, 38 кг.). Технология была простой: соленую воду, извлекаемую из колодцев, выпаривали в железных прямоугольных сковородах, которые подогревали на огне. На производство 50 пудов соли требовалось до 2 кубических саженей дров (1 сажень - 2,13 м.). Эти дрова, естественно, рубили в ближайшем крупном лесном массиве - кременском лесе.

В результате деятельности торских и бахмутских солеварень в значительной степени были уничтожены придонцевые леса от города Изюм до устья реки Айдар. Тогда же произошло и первое выступление в защиту лесов: монахи Святогорского монастыря, формально владевшие лесом в районе Святогорска, вступили в конфликт с солепромышленниками. В 1782 году святогорские леса были отобраны у монастыря и переданы во владение светлейшему князю Григорию Потемкину. Оценив реальную угрозу их уничтожения, князь распорядился закрыть торские и бахмутские солеварни, а их имущество – распродать. Такое решение стало возможным после заключения в 1774 году Кючук-Кайнарджийского договора - Россия теперь могла полностью обеспечивать себя значительно более дешевой крымской солью.

Такова краткая история огромной «плеши» на плане кременских лесов образца 1783 года.

Еще один «сезон» массовой вырубки кременских сосен-великанов имел место в период индустриализации края – сотни появлявшихся в Донбассе угольных шахт использовали дерево крепи.

Промышленность СССР потребляла древесину и на другие надобности. Но сегодня сосновые леса природного происхождения остались только в Комсомольском лесничестве, и только на площади 585 га. А ведь на конец XVII века их должно было быть не меньше 10 тыс. га.

Понятно, что благодаря деятельности человека кременские леса сильно изменились по сравнению с тем, какими они были 300 лет назад. Но это никак не отменяет того, что эта территория изначально была лесом, а территория за терриконом шахты Восточная – песчаной степью.

ИНТЕРЕСЫ: ЗА И ПРОТИВ

Первым решением на уровне высшего руководства страны о создании заповедника в кременских лесах стало Постановление Верховной Рады Украины «О Программе перспективного развития заповедного дела в Украине». Она предусматривала создание национального природного парка «Северско-Донецкий» с территорией в 40 000 га – то есть на части кременских лесов в Донецкой области.

В 1996 году Управление охраны окружающей природной среды по Луганской области подготовило документы для создания в Кременских лесах заповедной территории площадью в 5 тыс. га. А в ноябре 2000 года сессия Кременского районного совета поддержала инициативу районной организации Партии зеленых Украины и приняла решение о создании заповедной территории на 2 тыс. га кременских лесов.

13 февраля 1997 года Указом Президента Украины №135/97 был создан национальный природный парк «Святые горы» в Донецкой области, который позже автоматом вошел в национальную экологическую сеть. Луганская часть же кременских лесов была определена для создания заповедника законом Украины «Об общегосударственной программе формирования национальной экологической сети Украины на 2000-2015 годы», принятым 21 сентября 2000 года. Долгое время создать парк в Кременском районе как-то не удавалось. Сказывалось наличие не заинтересованных в создании парка групп и пассивность большей части населения Кременщины.

«Против» парка настроены  лесники, местные коррупционеры и бизнес.

Лесоводы считают,  что вырубка помогает развитию лесу и его росту. Мнение начальника управления лесного и охотничьего хозяйства Луганской области Владимира Янченко («Наша газета», 25 июля 2006 г.) было таким: «Лес, как и любое другое растение, сначала сеют или сажают, оно созревает, и его необходимо убирать.  Никто же не возмущается тем, что крестьяне… косят пшеницу на зерно. В нашем обществе никто не ставит под сомнение факт, что пшеницу следует косить каждый год.  А вот рубка леса в возрасте деревьев 80 — 90 лет вызывает  тревогу.  Хотя специалисты всего мира едины во мнении, что спелый лес нужно рубить и создавать новый искусственным путем или содействовать природному его возобновлению».

Схожего мнения придерживались и некоторые ученые лесохозяйственной отрасли, ставящие во главу угла объемы получаемого лесоматериала, а не охрану природы. Например, в автореферате на соискание степени доктора сельскохозяйственных наук директора Украинского НИИ лесного хозяйства и агролесомелиорации им. Г. Н. Высоцкого В.Ткача из Харьковского лесотехнического университета, (ведомственного научного центра Госкомлесхоза Украины) прямо ставился вопрос по пойменным дубовым рощам: их нужно вырубить и посадить новые.

Если рассматривать лес как завод по производству древесины, то и В. Ткач, и В. Янченко абсолютно правы. Для оптимизации производства малопроизводительные природные дубравы нужно вырубить, а на месте их высадить дуб искусственно. Лет через 70-100 его можно будет «косить». И снова сажать. Лесоводческая наука подтверждает: деревья при этом будут здоровыми, насаждения – густыми, масса древесины – максимальной. Да и затраты на производство древесины при сплошных рубках – наименьшие.

Экологи же возражают - в природном лесу есть не только деревья, а и другие растения. А еще  - животные. И больное дерево в природном лесу – это не только нарушение норм технологического процесса по производству древесины, но и звено сложной пищевой цепочки. Эти цепочки длинны, сложны, взаимосвязаны.  Теряется звено - кто-то остается без пищи. И, возможно, погибает.

Природный лес, он ведь чем отличается? Что те же выхухоль и аир болотный обитали в нем тысячи лет. Пока в него не пришли лесники. Лесоводы ведь хозяйничают в их среде обитания, в доме, в котором они живут. И «производственная» деятельность лесоводов стала для них фатальной. А начнись сплошные рубки, не станут ли они фатальными и для десятков других видов растений и животных? И это как раз то, что является предметом заботы экологов. У которых своя наука, другая. Которая не умеет увеличивать заготовку древесины, но призвана сохранять биологическое разнообразие вокруг человека.

Понятен интерес и местных чиновников – распределяя ценную землю для рекреации и согласовывая на ней застройку, они получают неплохие «барыши». Представители Северодонецкой экологической ассоциации «Зеленый свет» описывали в одной из публикаций схему заработка на кременских землях, проанализировав объявление о продаже 2-х гектар земли по $3 тыс. за сотку.

В советские времена кременские леса были известной рекреационной зоной, предназначенной для отдыха и оздоровления, все санатории, в том числе «Озерный», турбазы «Заря» и «Лесная поляна», база отдыха «Уголек», детский центр «Мечта» созданы в советское время. Сейчас у них разные хозяева, но одна проблема: они продолжают работать на старой базе, без особых капиталовложений. В итоге позволяют иметь небольшие, но постоянные прибыли узкому кругу их владельцев и администраторов. Этим людям также невыгодно создание национального природного парка, ведь его отличие от советского заповедника будет как раз в том, что природа здесь будет сохраняться не путем изоляции ее от человека, а разумной организацией отдыха человека на территориях, смежных с заповедными. Это позволит привлекать крупные инвестиции.

Кременские леса вполне могут быть крупным центром краткосрочного («выходного дня») и среднесрочного отдыха по доступным для большинства населения Донбасса ценам. И при условии существенного (в разы) увеличение количества людей, которые здесь отдыхают, предоставление соответствующих  услуг может стать основой для экономики депрессивной сегодня Кременной. Первый шок местный бизнес получил, наблюдая стремительную экспансию подконтрольного Донецкой компании «АРС» турагенства ООО «Донстрейм» - они превратили ширпотребовскую турбазу «Чайка» в шикарный гостиничный комплекс «Прилесное», освоили большой участок леса и  озера Велика Перерва.

Для города Кременная, являющегося глубоко депрессивным (особенно после закрытия шахты), Кременское государственное лесоохотничье хозяйство действительно можно считать градообразующим предприятием - ГЛОХ дает несколько миллионов гривен в местный бюджет и обеспечивает работой примерно полтысячи жителей. Если добавить  к этому еще и частные лесопилки и некоторые другие, связанные с лесоматериалами бизнесы, становится понятны интересы этой группы – национальный парк сильно сократит возможности для хозяйствования и соответственно подобный вид занятости или заработка.

Сторонниками же  создания национального парка выступает общественность, прежде всего Северодонецкая городская экологическая ассоциация «Зелений світ». Эта общественная организация является одной из старейших в регионе и расположена в соседнем с лесами городе химиков – Северодонецке. Фактически она стала адвокатом нацпарка, оказывая юридическую и информационную поддержку его созданию. В частности, инициирован судебный процесс против Кременского райсовета (пока, правда, не увенчался успехом). А также организована информационная кампания: в кременской газете «Місцева варта» (1000 экз.) и областных газетах опубликован цикл материалов о проблемах создания НПП "Северско-Донецкий": Национальному парку – быть!, Зачем он нужен, НПП?, НПП «Северско-Донецкий»: о чем говорит наука?, Куда уедет лес?, Кому мешает создание нацпарка?, Кременная, улица Санаторная.

С начала девяностых годов создание заповедной зоны в Кременских лесах стало основной целью деятельности Кременской районной организации «Зелений світ», бессменно возглавляемой Валентином Будниковым. В 1995-1997 гг. эта общественная экологическая организация направляла обращения о создании заповедника на территории Веригинского и Серебрянского лесничеств во многие инстанции государства, включая Госкомитет лесного хозяйства, Луганскую облгосадминистрацию, областной совет. Удивительно, но ни один орган им не ответил.

Поддерживают создание парка и некоторые ученные. В частности такое мнение озвучено в автореферате на соискание степени доктора биологических наук С.Поповича из Никитского ботанического сада, датированном 1998 годом. В меру своих обязанностей поддержкой созданию природного парка занимались Луганская облгосадминистрация (при А. Антипове) и органы охраны окружающей среды. Пока явно не прозвучала, однако вероятна со временем и поддержка крупного бизнеса: создание заповедной территории поднимет капитализацию рекреационных объектов и позволит больше пиарить для массового отдыха кременские леса.

ЮЩЕНКО ПРОИГРАЛ

1 декабря 2008 года Президент Украины Виктор Ющенко подписал Указ № 1129/2008 «О расширении сети и территорий национальных природных парков и других природно-заповедных объектов», которым была предусмотрена поддержка инициатив облгосадминистрации, в том числе и по созданию национального природного парка «Северско-Донецкий». Тем не менее, на заключительной стадии его создания, 20 августа 2009 года сессия Кременского районного совета единогласно отклонила предложение о создании в кременских лесах национального природного парка «Северско-Донецкий», приняв решение направить предложение в институт лесоводства им. Высоцкого на дополнительное изучение. Несмотря на сопротивление Кременского райсовета, 11 декабря 2009 года Президент Украины Виктор Ющенко подписал Указ №1040/2009 «О создании национального природного парка «Северско-Донецкий».

22 июля 2010 Кременской районный совет Луганской области обратился в суд с иском о признании противоправным и отмене вышеуказанного Указа Президента Украины. Исковые требования районный совет обосновывает тем, что создание национального парка не согласовывалось с районным и городским советами. Стоит отметить, что это и не предусмотрено законодательством, потому национальный парк должен был быть создан исключительно на землях гослесфонда, которыми распоряжается только государство.

То, что на обжалование указа о создании парка, предусмотренного законом 2000 года, Кременская власть решилась с покровительства центральной власти, свидетельствую дальнейшие события. К судебному процессу по отмене указа о создании национального природного парка «Северско-Донецкий» присоединились на правах третьего лица Государственный комитет лесного хозяйства Украины и Научно-исследовательский институт лесного хозяйства и агролесомелиорации им. М.Г. Высоцкого. Как ни странно, от Администрации Президента Украины 20 октября 2010 поступило в Высший Административный Суд Украины заявление о признании иска. И это притом, что развитие заповедного дела признано одним из важнейших государственных приоритетов, причем на законодательном уровне.  А учреждение нацпарка «Северско-Донецкий» совместно с парками «Святые горы» (Донецкая область), «Слобожанский» и «Гомольшанский» (Харьковская область) должно стать основой экологической сети так называемого Придонцового природного региона Украины, расположенного в долине реки Северский Донец. Что касается Луганской области, то новый национальный парк, совместно с двумя отделениями Луганского заповедника (включая вновь создаваемое вСлавяносербском и Новоайдарском районах), руслом Северского Донца и расположенными на его берегах заповедными объектами местного значения можно рассматривать как Северско-Донецкий природный коридор. По нем и должна проходить миграция животных и растений.

21 октября 2010 Высший административный суд Украины принял постановление, которым признал незаконность Указа Президента Украины от 11 декабря 2009 № 1040/2009 «О создании национального природного парка« Северско-Донецкий ». Это стало первым в истории Украины прецедентом отмены судом статуса национального парка.

Все просто: пришедший к власти «пахан» Виктор Янукович помогал своей нижестоящей региональной «братве» зарабатывать на распиле леса деньги. И главное, что хотелось распилить – не сосновый лес, а столетние дубы, мебель или паркет из которых стоит в Европе очень много денег.

ПЕРИОД ЯНУКОВИЧА

Ранее, мы прогнозировали, что парк все же будет создан. Однако при этом будет учтены интересы местных покровителей и дана возможность лесникам продолжать прибыльную деятельность. То есть вопрос сведется не к тому, чтобы не создавать парк вообще. Главное, что интересует местную элиту – ограничить площадь природного парка, дабы это не затронуло коррупционные и хозяйственные интересы. Как-никак, а Кременской райсовет также принимал в 2000 году решение о создании заповедной территории на 2 тыс. га Кременских лесов. Это, конечно, в 3,5 раза меньше, чем «указал» Виктор Ющенко (и примерно в 10 раз – чем ученные, разрабатывавшие проект парка) – зато позволяет «сохранить лицо», формально выполнить закон и при этом спокойно наживаться на эксплуатации экологически важной территории.

Из-за того, что кульминация событий вокруг национального парка «Северско-Донецкий» пришлась на местные выборы-2010, позорный факт  его упразднения при активном участии аппарата главы государства прошел незамеченным. Из передовых всеукраинских СМИ на него отреагировала газета «День», «5 канал» и некоторые другие.

Одно из требований Европейского Союза к Украине - увеличить площадь природно-заповедного фонда страны до 10—12% ее территории никуда не денется. Пока же она показатель достигает только 5%, и придется рано или поздно объяснять странную позицию команды Виктора Януковича: в конце концов, можно было изменить Указ Виктора Ющенко, ведь по законодательству он не требовал согласования с Кременским райсоветом. Так нет же – именно заявление о признании иска было направлено в суд, с последовавшим признанием указа незаконным.

Внимание на ситуацию с заповедниками и природными парками обращали и в связи с административной реформой – одним из ее последствий стала ликвидация органа управления такими территориями. Эта еще одна грубая ошибка спровоцировала очередную волну недовольства «зеленой общественности», особенно с учетом резонанса с «распилом» леса в Харькове. Впрочем, даже залезшие на деревья местные активисты, не смогли заставить местный «региональный паханат» прекратить строительство дороги и гостиниц под «Евро-2012»

ВОЕННЫЙ ПЕРИОД

После второго Майдана и бегства Виктора Януковича, казалось, что тема Кременского НПП наконец-то перестанет быть вопросом противостояния коррупционеров и зеленых активистов – все же было объявлено о борьбе с коррупцией. Однако очень быстро, местной власти стало не до национального парка – зона разграничения между украинскими войсками и бандформированиями сепаратистов, на многие месяцы пролегала по территории кременских лесов. Соответственно, лес стал одним из основных материалов для строительства оборонительных укреплений. Кроме того, началось массовое минирование, что априори исключало какую-либо перспективу туризма или отдыха.

Впрочем, война дала и хоть какой-то позитив: многие кременские коррупционеры бежали в Россию или были арестованы, в том числе председатель Кременского райсовета. В ноябре 2015 года, на уже экс-председателя райсовета Юлию Назаренко, передали обвинительный акт в суд – за организацию сепаратистского референдума 11 мая 2014 года и посягательство на территориальную целостность Украины.

Тем не менее, зеленая общественность начинает потихоньку приходить в шоковое состояние: коррупционеры-сепаратисты бежали или арестованы, областную власть возглавляет уже второй борец с коррупцией – а решить проблему заповедных лесов Кременщины, никак не удается!? Неужели теневые бизнес-интересы при любой власти будут одерживать верх над европейскими обязательствами и здравым смыслом? Неужели ни при какой власти в Украине, охрана окружающей среды не будет обеспечена даже в минимальных объемах?

Сейчас зеленые активисты стоят перед дилеммой: «бить в набат» с привлечением европейской общественности – создавая очередное черное пятно в восприятие новой власти Западом, или молчать и дать списать все на войну?

Поставить ссылку в соцсети
Рекомендовать этот материал

комментарии

2016.01.23 | searching
Даже преследуя благородные цели не стоит перевирать историю. Ибо «единожды солгавши, кто тебе поверит?»
Журналист ну очень вольно обращается с историческими датами, создавая необходимые ему причинно-следственные связи:
«…Тогда же произошло и первое выступление в защиту лесов: монахи Святогорского монастыря, формально владевшие лесом в районе Святогорска, вступили в конфликт с солепромышленниками. В 1782 году святогорские леса были отобраны у монастыря и переданы во владение светлейшему князю Григорию Потемкину. Оценив реальную угрозу их уничтожения, князь распорядился закрыть торские и бахмутские солеварни, а их имущество – распродать…»
На самом деле:
1). Святогорские леса были отобраны у монастыря не в 1782 году, как утверждает Б.Бондаренко, а на 5 лет позже – в 1787 году. (Указ Белгородской консистории с Высочайшим повелением и распоряжением Святейшего Синода о закрытии Святогорского монастыря был подписан 22 июня 1788?г., но фактически его движимое и недвижимое имущество были описаны в августе-сентябре 1787 года).

2). Святогорские леса были переданы Г.А. Потемкину не в 1782 году, как пишет Б.Бондаренко, а на 8 лет позже – подарены ему в октябре 1790 года.
ЗООИД т.4 (1860г.), стр. 372. 22. Письмо Потемкина – Фалееву (октябрь 1790г.):
«Желая вас вывести из штатскаго чина представил я вас в обер-штер-крикс-комиссары адмиралтейския, на что последовала Высочайшая резолюция, и так поздравляю вас настоящим бригадиром. О Николаеве утверждено, как об адмиралтействе так и о верфи. Теперь к строениям я приступлю с основанием.
Мне на имянины прислан ягонтовый червчатой большой и дорогой перстень, и дача пожалована Святогорская, 1400 душ со всеми угодьями.
О доме Богоявленском уведомте меня.
Ежели Ливанов не уехал, то скажи ему, ежели уехал, то нарочнаго пошли, чтобы проехал на Донецкую мою дачу ради описания. Вот ему письмо. Поспешайте кораблями и протчими строениями.
К. П.Т. Бендеры»

3). А вот Бахмутские и Торские солеварни были, действительно, закрыты в 1782 году, но "не после того", как святогорские леса отошли к светлейшему, как следует из Б.Бондаренко, а "до того" - на 8 лет раньше.
*ЗООИД т.2 (1848г.), стр. 671. Дело 32:
«Дело по рапорту Бахмутской Соляной Конторы, испрашивающей разрешения на счёт произведения соловарения и прочаго 1782 года.
Бахмутская заводская Соляная Контора рапортом от 21 сентября 1782 года испрашивала у Азовской Губернской Канцелярии разрешения на допущение Екатеринославскаго купца Терентьева к варению соли, с уплатою в казну указных пошлин, и на употребление на то находящихся при заводе казенных дров. Но канцелярия сия, истребовав от главнаго смотрителя Бахмутских и Торских заводов, подполковника Шабельскаго подробныя о сих заводах сведения, разсудила уничтожить варение соли при сих заводах, чтобы не опустошать на это лесов, и потому приказала амбары оставить для запасных магазинов, материалы и припасы хранить до новаго указа, людей отпустить в домы, скот и остающуюся соль распродать. Таковыя распоряжения Азовской Губернской Канцелярии постепенно были приводимы в исполнение, как видно из находящихся в деле рапортов разных лиц и описей проданнаго имущества Бахмутских и Торских заводов…»

Ну а создавать из монастырских «святых отцов» гринписовцев, защищающих леса – это, вообще перебор. Фактические причины социального конфликта монастырей с соотечественниками, конечно же совершенно другие…

Господа журналисты! Пользуйтесь услугами редакторов!


2016.01.23 | searching
Последнюю сноску в п.3) предыдущего поста
ЗООИД т.2 (1848г.), стр. 671. Дело 32
необходимо исправить:
Вместо стр.671, написать стр.761.


Чтобы поместить сообщение или комментарий вам нужно войти под своим логином  »»