Сегодня в Северодонецке
(газета "Третий сектор", on-line — приложение)
версия для печати

Жилье для переселенцев: трансформация год спустя

Заместитель министра по вопросам оккупированных территорий Георгий Тука провел в Фейсбуке опрос: какие три проблемы являются приоритетными для ВПЛ? Сам он считает, что создание рабочих мест, а люди ему ответили, что жилье. Информационное пространство Украины пестрит сообщениями о том, что переселенцев стали выдавливать из мест их компактного проживания (санаториев, баз), куда доброхотно селили в 2014-2015 годах, видимо, под устные несбывшиеся гарантии государства оплачивать коммунальные расходы.  Снимать жилье для основной массы переселенцев дорого, новое не строится, пустующего практически не осталось. В городах. А в сельской местности?

Год назад, 29 апреля, орган Организации Объединенных Наций  Office for the Coordination of Humanitarian Affairs (Управление по координации гуманитарных вопросов) на координационной встрече в Северодонецке выслушал сообщение Луганской ОГА о том, что в Кременной (небольшой центр сельскохозяйственного района) будет открыт коллективный центр на 80 ВПЛ в летнем лагере «Мечта». Где одно здание было отремонтировано и утеплено за деньги ПРООН/ЕС. В центре планировалось разместить ВПЛ определенных категорий, в основном, это матери-одиночки, пенсионеры,  которые уже осели в Кременском районе, их дети ходят в местные школы или детские сады, некоторые из них нашли работу. Международная организация Mercy Corps передала туда непродовольственную помощь - посуду, электроплиты, стиральную машину, холодильник, кухонные столы. Недостающую мебель и оборудование, бытовую технику собирали в районе по крохам – кто что мог дать. И 12 мая прошлого года центр был открыт. Там поселились, по информации из разных источников, и в разное время проживали от 7 семей до 80 человек. Но учитывая, что «Мечта» расположена в отдалении от города и там нет ни медпункта, ни магазина, постепенно переселенцы устроились на частных квартирах и домах в Кременной и близлежащих поселках. А в центр, который районная администрация рассматривает как помещение временного пребывания (и, видимо, это так и есть), поместили переехавших из Луганска студентов и преподавателей колледжа культуры. Как утверждают в районной администрации, все они имеют статус переселенцев, к месту учебы и работы их перевозит специально выделенный для этого автобус «Газель».

Предполагается, что летом они разъедутся на каникулы и в отпуска. (Вот только куда? В ЛНР? – ред.). И когда начнется оздоровительный сезон, в помещениях разместится детский лагерь, в том числе для детей-переселенцев. А с началом учебного года, если колледж возобновит договор, туда вновь заселятся студенты и преподаватели.

Другого места компактного проживания переселенцев в районе нет. И не будет. В нем (если иметь в виду приспособленный для проживания корпус чего-то) нет ни нужды, ни спроса. Вряд ли мы сильно ошибемся, если скажем, что те, кто переезжали временно, уже уехали обратно. Если война перейдет в «замороженное состояние», возможно, еще довольно большое количество семей вернутся в свое брошенное на оккупированных территориях жилье (если оно сохранилось). А вот те, кто решили остаться на новых местах, уже как-то устроились и теперь нуждаются в улучшении жилищных условий. И это улучшение – не приспособленный корпус.

А что? Один из вариантов – дом в селе. Я недавно познакомилась с одной женщиной, которая перевезла свою семью из Макеевки в Харьков. Уезжали под обстрелом, всех вещей – коробка из-под бананов. А едоков – она, муж, два мальчика и больная мама. Помыкались они в Харькове по общежитиям и «решили решить» проблему кардинально. Купили в рассрочку дом в глухом селе. Как правило, после продажи дома хозяева оставляют кое-какую мебель. Этой семье тоже что-то оставили. Муж буквально из «дрючков» сделал двухэтажную кровать сыновьям. Получилось так креативно – хоть на выставку. Купили козу – типа маме на день рождения и поставили два улья. К осени выкачали 60 кг меда, собрали урожай сада и огорода, делали цукаты из фруктов и даже овощей – обалденно вкусно. Так перезимовали. За зиму Ира (так зовут мою знакомую) написала проект и получила деньги на оборудование пасеки, весной поставила уже 10 ульев.

Как их встретили соседи? Сначала - с озлоблением: дескать, вы, донецкие, привели на Украину войну. Потом стали делиться дарами полей и огородов. Тогда Ира взялась создавать для своих детей, как она выразилась, дружественную среду и организовала всякие посиделки  и мероприятия для соседских детей, родители которых заняты работой и, к сожалению, питием. То есть, продолжает общественную работу, которой занималась в Макеевке. Тут тоже нашелся подходящий грантовый проект.

 Ира говорит, что когда она видит своих мальчишек гоняющими по всем прелестям сельской природы, она счастлива. Если война прекратится, они с мужем скорее продадут квартиру в Макеевке, но жить останутся в селе. Дальше можно много описывать, но оставим простор для размышлений. 

Что горожане знают о селе – в рамках темы этих заметок? Что там есть брошенные или пустующие дома или одинокие бабушки, которые рады пустить жильцов. Что земля прокормит, а если не пьешь и не ленишься, там можно найти работу. Посмотреть исследования экспертов – сельскохозяйственный бизнес, производство продуктов питания имеют перспективу, которая будет только улучшаться. Возможно, до этого дотумкает и наш Кабмин. Не сейчас, возможно, но именно АПК в Украине привлекателен для инвестиций. Еще можно успеть поучаствовать и в грантовых проектах для переселенцев.

Ломать стереотипы не легко. Но жить на пособия и пассивно чего-то ждать – точно бесперспективно.

 

Ирина Чернобай

Поставить ссылку в соцсети
Рекомендовать этот материал

комментарии

Чтобы поместить сообщение или комментарий вам нужно войти под своим логином  »»