Сегодня в Северодонецке
(газета "Третий сектор", on-line — приложение)
версия для печати

Война на востоке Украины: кто нарушает перемирие?

|

Артиллерийские бои, запрещенное оружие, почти ежедневные смерти и травмы. FAZ.NET проанализировали протоколы наблюдателей ОБСЕ в Донбассе за 100 дней. Они показывают, что соглашение о прекращении огня на востоке Украины является фарсом.

По данным Организации Объединенных Наций с начала войны между ВСУ и пророссийскими боевиками в восточной части Донбасса были убиты более 9,500 человек, более 22 000 получили ранения, хотя противоборствующие стороны при посредничестве ОБСЕ еще 5 сентября 2014 года заключили перемирие в белорусской столице Минске.  «Минский протокол» ( «Минск 1») с тех пор неоднократно подтверждался сторонами, в частности, 12 февраля 2015 года президентами Франции, России и Украины, а также канцлером Германии ( «Минский пакет» или «Минск 2»).

Тем не менее, война никогда не прекращалась. Были более спокойные периоды, когда ежедневные потери оставались на низком уровне. Но они всегда заканчивались кровавой фазой эскалации. Всякий раз Россия, которая поддерживает пророссийских ополченцев и Украина обвиняли в нарушениях друг друга. И это продолжается. Каждый день сотни, иногда тысячи выстрелов. Почти ежедневно продолжают умирать солдаты и гражданские лица.

Краткий обзор

FAZ.NET проанализировал военные действия с 16 апреля по 31 июля 2016 года и пытался определить, какая из сторон этой трагедии несет большую ответственность, чем другая. Оценивался только нейтральный источник данных: ежедневные отчеты миссии наблюдателей ОБСЕ в Украине (SMM). Которая с марта 2014 года по настоящее время включает 600 невооруженных наблюдателей из 45 стран. Эти отчеты, содержащие сотни наблюдений, включают информацию об обстрелах, анализ воронок, записи стационарных камер и беспилотных летательных аппаратов, свидетельства гражданских лиц об убитых и раненых. Редакторы проводили анализ в течение весны и лета, чтобы получить как можно более соответствующую действительности картину.

 Методология исследования: Как считать войну?

Военные потери сторон миссия ОБСЕ регистрирует не систематически. Поэтому редакторы используют данные официальных самоотчетов украинских вооруженных сил и сепаратистских «республик» Донецка и Луганска. Однако эта информация может быть неполной и искаженной соответствующим образом.

Исследование показывает следующую картину:

- Постоянное нарушение режима прекращения огня в Донбассе допускается как Вооруженными силами Украины, так и пророссийскими ополченцами «Донецкий Народной Республики» ( «ДПР») и «Народной Республики Луганска» ( «LPR»), которые оцениваются совместно. Но нарушения пророссийских бунтовщиков преобладают.

- В военных действиях со стороны сепаратистов принимает участие больше людей, чем в украинских вооруженных силах.

- Среди украинских военнослужащих значительно большие потери, в то же время больше жертв среди гражданского населения в районах, находящихся под контролем пророссийских мятежников.

- На оккупированных территориях сепаратистов значительно больше запрещенных систем оружия, чем было замечено на украинской стороне.

- Бойцы «ДНР» и «ЛНР» в течение периода заняли большие территории, чем ВСУ. Они продвигаются вперед небольшими шагами. Такие случаи были и в период проведения этого исследования, хотя и редкие. С момента первого прекращения огня в сентябре 2014 года боевики заняли около 5000 квадратных километров. Это примерно соответствует площади Саара и Люксембурга.

- Ведется в основном артиллерийская война, ОБСЕ насчитала тысячи воронок и других признаков  воздействия с обеих сторон, наблюдаемых сразу после стрельбы.

- На большинстве фронтов пророссийские сепаратисты стреляют значительно больше. И только в районе Мариуполя преобладает украинская артиллерия.

Возвращение тяжелого оружия на востоке Украины

Эти результаты - лишь небольшой пример того, что происходит на востоке Украины ежедневно. Как и в любом конфликте, то, что происходит на востоке Украины, довольно неоднозначно. Выходные данные расплывчаты. Особенно это относится к наблюдениям артиллерийского огня, которые существенно занижены. Взрывы, которые наблюдатели ОБСЕ слышат, часто могут быть отнесены к любой из сторон, поскольку наблюдатели находятся слишком далеко из-за опасности для жизни на самых горячих участках фронта, или потому, что противники находятся слишком близко друг к другу. Для того, чтобы не создать впечатление ложной точности, FAZ.NET публикует только округленные цифры. Трудности мониторинга и оценки описывается отдельный текст.

Препятствия наблюдателям ОБСЕ

Наблюдатели ОБСЕ сталкиваются с препятствиями как со стороны украинских сил, так и пророссийских ополченцев. В период с 16 апреля по 29 июля 2016 года миссия зафиксировала более 300 таких случаев со стороны сепаратистов. Это более чем в четыре раза больше, чем произошло на контролируемых правительством областях (более 60 случаев). Такое препятствование приводит к двум следствиям:

Во-первых, они являются нарушением Минских соглашений, которые прямо предусматривают наблюдения за прекращением огня со стороны ОБСЕ.

Во-вторых, они приводят к искажению выводов о других нарушениях. Наблюдатели, которые не могут свободно передвигаться на оккупированной территории, а их технические ресурсы уничтожаются, выявляют меньше запрещенного оружия и результатов обстрелов.

Препятствование состояло в задержках на дорожных постах, в контроле транспортных средств и документов, запугивание применением оружия и угрозами поражения артиллерией и стрелковым оружием. Работа разведывательных беспилотников миссии нарушалась электронным блокированием, они терпели крах при загадочных обстоятельствах, отрицались результаты наблюдений камерами.

27 мая группа наблюдателей ОБСЕ, в которую входил также заместитель главы миссии Александр Хуг и российские офицеры связи, были обстреляны с украинских позиций, над которыми  был вывешен флаг «Правого сектора», в адрес ОБСЕ при этом звучали проклятия.

В другом случае, возле контролируемого правительством села Водяное, снаряды упали от 100 до 150 метров от внедорожника ОБСЕ.

Патрулям угрожали обе стороны, однако такие инциденты на пророссийской стороне случались значительно чаще. Например, 29 июля колонна бронированных внедорожников ОБСЕ была заблокирована в контролируемом сепаратистами регионе. Боевики выскочили, требовали, чтобы наблюдатели вышли, угрожая убить их и жестом показывая перерезанное горло. Один из них ударил прикладом по одному из транспортных средств ОБСЕ.

Только после того, как наблюдатели бьют тревогу по телефону, они могут продолжать движение.

Мобильные глушилки против беспилотных летательных аппаратов

Для получения результатов наблюдения еще более важным являются технические системы разведки. Первая камера наблюдения за полем боя, установленная на шахте «Октябрьская», находится в зане контроля «ДНР». Местные ополченцы недавно прекратили ее работу на  несколько недель. Камеры на поле боя позволяют фиксировать огонь артиллерии более точно, посты наблюдения ОБСЕ, которые обычно полагаются на оценку «невооруженным ухом». У того, кто хочет скрыть нарушения режима прекращения огня, есть причины, чтобы вывести эти камеры из строя.

Не менее важным средством являются беспилотники ОБСЕ. С их помощью можно обнаружить перемещение войск за фронтом, и если кто хочет что-то скрыть, то должен вмешиваться. Миссия наблюдателей неоднократно фиксировала обстрелы беспилотников с обеих сторон, а в двух случаях были обнаружены на пророссийской стороне мобильные глушители.

В период с середины апреля по конец июля в общей сложности шесть беспилотных летательных аппаратов ОБСЕ разбились на Донбассе - два в области, контролируемой правительством, и четыре на территории, контролируемой сепаратистами.

Запрещенное оружие

Несмотря на систематические препятствия, с которыми сталкиваются наблюдатели ОБСЕ на оккупированной территории, они фиксируют в ДНР и ЛНР значительно больше запрещенных систем оружия, чем в сфере Вооруженных Сил Украины. Что запрещено, а что нет, регулируется рядом договоренностей конфликтующих сторон. Для этого представители России, Украины, ОБСЕ и двух командиров «ДНР» и «ЛНР» приняли «Минский меморандум» от 19 сентября 2014, в котором согласились, что артиллерия калибром более 100 миллиметров должна быть отведена от фронта. Для этого для различных видов оружия были определены собственные расстояния.

Когда через пять месяцев боевых действий вновь обострилась, президенты Франции, России и Украины, а также канцлер Германии встретились в белорусской столице Минск и приняли 12 февраля 2015 «пакет мер» ( «Минск-2»). В нем зона безопасности была обеспечена по обе стороны фронта, из него должно быть выведено «все тяжелое вооружение». Опять же разные расстояния для отвода разных типов орудий, больших 100 миллиметров и для реактивной артиллерии, были согласованы. 29 сентября 2015 принято дополнение к этому Соглашению по отводу танков, орудий с калибром менее 100 мм и минометы калибром менее 120 миллиметров.

Более тяжелое оружие у сепаратистов

Наблюдатели ОБСЕ, тем не менее, наблюдают почти каждый день у обеих сторон системы оружия в запрещенных зонах. Мы дифференцируем виды оружие, присутствие которого оценивается как «нарушение» соглашений, поскольку они включены в различных соглашения конкретно, от тех, которые не перечислены в документе конкретно, такие как бронетранспортеры или зенитки.  Спорно, следует ли рассматривать их присутствие как нарушение. FAZ.NET делает это потому, что статья вторая «Минского пакета» прямо предусматривают снятие «всех» тяжелых вооружений из зоны безопасности.

В обеих категориях, пророссийские власти в Донбассе нарушают соглашение значительно чаще, Вооруженные Силы Украины. Несмотря на то, что сепаратисты мешают наблюдению систематически, у них было выявлено почти 1 100 систем вооружения, размещенных с нарушением соглашений. Это в три раза больше, чем нарушений украинских вооруженных сил, по которым было выявлено 340 таких фактов.

Что касается бронетранспортеров, БМП, системы противовоздушной обороны и других транспортных средств, которые в смысле Минского пакета мер можно рассматривать как «тяжелое вооружение», но не упомянутых ни в одном документе конкретно, то количество установленных систем больше у сепаратистов. ОБСЕ наблюдала более 1340 таких случаев в зоне безопасности в районе «народных республик» и около 790 на украинской стороне.

Следы «огненных роликов»

«Пакет» («Минск 2»), утвержденный 12 февраля 2015 года президентами Франции, России и Украины, а также канцлером Германии Ангелой Меркель, первой задачей ставил «немедленное и всеобъемлющее соглашение о прекращении огня». Тем не менее, в северной, западной и южной окраинах удерживаемой сепаратистами агломерации промышленных городов Донецк, Макеевка и Горловка и в районе деревни Широкино - нет ничего похожего на мир. Из-за катастрофической роли артиллерии, ситуация похожа на позиционную войну времен Первой мировой войны. Эксперты "Международной кризисной группы» (ICG) предполагают, что обе стороны пытаются таким образом поставить другую сторону на колени.

Война ведется очень интенсивно, иногда ОБСЕ регистрирует на обоих сторонах «огненного вала" сотни воронок на небольшой территории. Вокруг Донецка, между  Авдеевкой и Ясиноватой, к востоку от Мариуполя, наблюдатели слышали в течение многих дней по сотне взрывов. Тем не менее, как правило, невозможно путем наблюдения звука, определить, кто в кого стрелял. Для постов наблюдения ОБСЕ такие взрывы бывают слишком далекими (например: 70 взрывов на расстоянии от двух до восьми километров) и не дают возможни определить, кто стреляет. Тем более, что позиции противников часто бывают близкими друг к другу. Кроме того, часто бывает трудно отличить выстрелы от взрывов. В докладах ОБСЕ сообщаются факты тяжелый боев, но не указываются конфликтующие стороны. Общая картина артиллерийской войны, следовательно, подобна диффузным звуковым облакам, из которых трудно делать обвинения.

Тот, кто нарушает перемирие?

Редакторы анализируют те случаи, которые позволяют делать относительно четкие выводы. Что включает в себя исследования конкретные воронок, подсчет повреждений пулями с обеих сторон, а также редкие случаи, в которых стрельбу из артиллерии видели непосредственно или в непосредственной близости (не более нескольких сотен метров) были проведены интервью. Когда есть записи двух камер, которые наблюдают за «горячими точками» в районе Авдеевки и Широкино. Следы обстрелов из стрелкового оружия не учитывались.

Камеры дают лучшие результаты

Ситуация осложняется еще и тем, что по утверждению обеих сторон, противник стрелять исподтишка по своих позициях для создания предлога для атак. На самом деле, некоторые подобные случаи имели место в отчетном периоде, когда анализ повреждений позволял предположить, что выстрел, вероятно, был сделан собственными войсками. Тем не менее, эти случаи очень редки, поэтому редакторы относили все факты повреждений на счет огня другой стороны.

Редакция посчитала, что в докладах ОБСЕ было описано около 520 случаев повреждений от артиллерии и воронок в районе пророссийских боевиков, и 850 на стороне правительственных сил.

Смертность и травматизм

Верховный комиссар Организации Объединенных Наций по правам человека считает, что в войне на Донбассе более 9.500 человек погибли, среди которых 2000 гражданских лиц. Более 22000 человек получили ранения. Такая информация не может быть получена из наблюдений, публикуемых ОБСЕ, поскольку систематически проверяются только сообщения о жертвах среди гражданского населения, а о потерях военных сообщается только эпизодически. Поэтому редакторы использовали самооценку обеих сторон - заявления Вооруженных Сил Украины, а также "народных республик" Донецка и Луганска. Однако, поскольку эти источники дозируют информацию, их учитывать надо осторожно.

Согласно самоотчетами обеих сторон, украинцы зафиксировали в период с середины апреля до конца июля 99 убитых и 501 раненых военнослужащих, то есть 600 жертв. Сепаратисты же дают значительно меньше - 39 убитых и 32 получивших ранения. В общей сложности 71 жертва.

Тем не менее, есть основания полагать, что обе стороны фальсифицировать свои данные. Обе стремятся показать потери достаточно низким, потому как они призывают людей добровольно идти на военную службу. Кроме того, случаи смерти и травмы военнослужащих из России скрываются.

Еще один элемент искажений: главный военный прокурор Украины сообщил, что за время войны почти половина всех потерь украинской армии приходиться на болезни, дорожно-транспортные происшествия, злоупотребления алкоголем или наркотиками, на неосторожное обращение с оружием или суициды. Можно предположить, на пророссийской стороне ситуация аналогичная, но публикуют ли они данные таких потерь?

У числу жертв следует гражданское население. В ОБСЕ регулярно приходит информации обеих сторон о гибели гражданского населения, которая проверяется опросами потерпевших, свидетелей и медицинского персонала. Редакция, однако, учитывала только те случаи,  когда была ясность, что виновна одна из сторон. Преимущественно, когда люди становились жертвами артобстрелов. Случаи с неясной ответственностью, вроде игр детей с гранатами или ранения гражданских лиц в результате взрывов мин и мин-ловушек неясного происхождения, не учитывались.  В анализируемый период на территории «ДНР» и «ЛНР» были убиты или ранены вражеским огнем 34 мирных жителей, на территории, контролируемой правительством, 23.

Сравнительно большое число жертв среди гражданского населения, в гибели которых виновны  украинские войска, скорее всего, связано с тем, что фронт, проходящей вдоль густонаселенного района. Украинские ракеты, которые ударяют по сепаратистской территории, взрываются в жилых районах, а гранатами сепаратистов, направленные на правительственные силы, падают в открытом поле.

Артиллерия в жилых районах

Кроме того, артиллерия сепаратистов часто занимает позицию в населенных районах, вызывая ответный огонь стороны правительства. В течение рассматриваемого периода ОБСЕ зафиксировала четыре таких случая. Например, в контролируемой сепаратистами Старомихайловке свидетель рассказал наблюдателям, что во время украинского артналета он видел в городе военный автомобиль сепаратистов с поднятым ствола пушки. В другом случае, в контролируемом сепаратистами Калиново ОБСЕ наблюдали четыре гаубицы непосредственно вблизи жилых районов. Аналогичный случай был зарегистрирован ОБСЕ в оккупированном городе Горловка, где наблюдатели слышали выстрелы пушки в нескольких сотнях метров от их базы.

С украинской стороны такие случаи не известны в рассматриваемый период. Тем не менее, ОБСЕ однажды заявило, что армия создала наблюдательный пункт на верхнем этаже школы.

Ответственность украинских вооруженных сил за гражданских жертв этой войны кажется большей, хотя и сепаратисты несут вину. Тем не менее, общие потери украинцев (гражданских лиц и военнослужащих), вероятно, больше.

Продвижения на линии соприкосновения

ОБСЕ наблюдало в период с середины апреля до конца июля два случая, когда сепаратисты расширили свою территорию, перенеся свои позиции вперед. Украинцы следовали в обоих случаях, так что блокпосты противоборствующих сторон сближались. В одном случае, украинцы инициировали такое продвижение. Украинский случай произошел 17 апреля, когда правительственные войска расположенный к югу от Донецка блокпост №20 на 3 км севернее.

Два подобных случая были зафиксированы у сепаратистов – 5 июня в районе Горловки и 12 июня на мосту через Северский Донец в Станице Луганской.  Здесь река уже давно сформировала границу, на которой пророссийские ополченцы располагаются прямо на южном берегу, а украинцы примерно в километре от северного берега. 12 июня сепаратисты установили плацдарм на северной стороне, после чего правительственные силы, в свою очередь, выдвинулись ближе. Так что позиции обеих сторон сблизились до нескольких сотен метров друг от друга.

Сравнивая карты расположения сторон первого дня прекращения огня (5 сентября 2014 года) с картами сегодняшнего дня, сепаратисты заняли около 5000 квадратных километров. Это соответствует размеру Саара и Люксембурга вместе взятых. 

Автор Конрад Шуллер, авторское право Frankfurter Allgemeine. Перевод А.Светиков

Поставить ссылку в соцсети
Рекомендовать этот материал

комментарии

Чтобы поместить сообщение или комментарий вам нужно войти под своим логином  »»