Сегодня в Северодонецке
(газета "Третий сектор", on-line — приложение)
версия для печати

Российский политолог Валерий Соловей: Украина для нас потеряна навсегда

|

Украинская политическая нация формировалась с 90-х годов после распада Советского Союза. Процесс этот шел не шатко, не валко. Но уже в конце первого десятилетия 21-го века. В конце нулевых, уже социокультурные сдвиги были заметны. Я очень часто ездил на Украину, общался с разными людьми, я говорю по-украински. И я могу сказать, сдвиг этот в чем был заметен – люди моего поколения, которые прошли социализацию в советскую эпоху, были вполне себе советскими людьми, в конце 90-х годов сожалели о распаде Советского Союза. А спустя 10-12 лет эти же люди, которые многие из них не говорили по-украински, они предпочитали русский язык, они мне говорили: «Хорошо, что распался Советский Союз и хорошо, что мы теперь живем в независимой Украине». Те же самые люди. То есть, процесс этот шел.

Но там, внутри этого процесса, была конкуренция за модели нации. Скажем, если Донбасс и центр Украины, в первую очередь Донбасс, выступали за модель политической нации – то есть, не обязательно этнически окрашенной и даже этнически неокрашенной, то западная Украина выступала за модель политической, но этнически окрашенной нации. И вот украинскость, в том числе возможность говорить по-украински – была не просто правом, а даже обязанностью. И этот конфликт существовал внутри процесса строительства нации.

Что касается событий последних лет, - они, конечно, очень этот процесс ускорили. Они его форсировали и надо отдавать себе в этом отчет. Потому что ускоренный нацио-генез происходит тогда, когда нация сталкивается с угрозами. С вызовом. В данном случае события на Донбассе и присоединение Крыма к России было воспринято значительной частью украинцев (независимо от их этничности, граждан Украины), как вызов, как угроза. Этот процесс формирования украинской нации ускорился, и теперь, наверное, она будет окрашена больше в украинско-этнические цвета, чем это могло быть исходя из тенденции пяти-шести летней давности.

И наконец, заключительная часть вашего вопроса – да, Украина для нас потеряна навсегда. Надо отдавать себе в этом отчет. Мы никогда не сможем называть их братьями, они никогда не будут испытывать желание называть нас братьями. Что не исключают того, что наши отношения могут стать неплохими. Но неплохие – это означает, что они будут основаны исключительно на прагматизме, на взаимных интересах. Но того ощущения общности, которая была (не этнической, возможно, а культурно-исторической, учитывая нашу общую историю) – уже больше не будет. Надо отдавать себе в этом отчет. Это не вопрос того, будет ли Украина интегрирована в Европейский Союз, нет. Это то, что культурно, психологически и морально она рассталась с Россией, и она рассталась с русскими. Поэтому не стоит их называть сейчас утерянной ветвью или заблудившейся ветвью единого русского народа. Мы можем об этом говорить. Вопрос только в том, как они к этому относятся. Они к этому относятся и будут относиться сугубо отрицательно.

http://www.ostro.org/general/politics/articles/509279/

Поставить ссылку в соцсети
Рекомендовать этот материал

комментарии

2016.09.29 | Сергей
Время всё расставит по своим местам...


Чтобы поместить сообщение или комментарий вам нужно войти под своим логином  »»