Сегодня в Северодонецке
(газета "Третий сектор", on-line — приложение)
версия для печати

Для использования возможностей Ассоциации с ЕС, нужна инфраструктура!

Для использования возможностей Ассоциации с ЕС, нужна инфраструктура!

Аналитики ЛОО КИУ о ситуации с вывозом аграрной продукции из свободной территории Луганской области и других проблемах …

 

транспорт для сельского хозяйства

29 ноября 2016 на сайте «Нибулона» была опубликована информация о проблемах вывоза сельскохозяйственной продукции из свободной территории Луганской области. Заявлено, что в Луганской области осталось неубранным порядка 100 тыс. т. зерна, в частности на полях «Нибулона» - 7 тыс. т. зерновых и масличных культур.

Элеваторы переполнены и аграрии хранили собранное зерно на токах и открытых площадках. Вывезти его не удается из-за непредоставления «Укрзалізницею» вагонов,  когда их подают – их не забирают по 4-5 дней.

Ситуация повторяется не первый год – и поэтому инвестировать в интенсификацию сельского хозяйства свободного севера Луганщины нет смысла: увеличивающиеся урожаи практически невозможно будет вывезти. Инвестировать же в строительство дорогостоящих элеваторов или заводов по переработке (например зерна в муку или семечки в масло), нереально: никакой банк не будет кредитовать проекты строительства недалеко от линии фронта!

В открытом письме-обращении Премьер-министру Влаимиру Гройсману, министру инфраструктуры Владимиру Омеляну, министру агрополитики Тарасу Кутовому, председателю Луганской ОГА — руководителю Луганской ОВГА Юрию Гарбузу и председателю правления УЗ Войцеху Балчуну, приводились показательные цифры по вагонам-зерновозам:

- в октябре из запланированных 2594 вагонов было подано всего 432;

- в ноябре из 2722 — только 161.

Вследствие этого под угрозой гибели более 250 тыс. т зерна. Зерновые склады в г. Старобельске, пгт. Белокуракино и с. Солидарном вынуждены были приостановить прием зерна нового урожая из-за переполнения складских помещений. По той же причине прием и сушка зерна вынужденно приостанавливались и на Полтавщине.

Что ждало бы остатки дорог Луганщины – и примыкающих областей по пути следования к портам (Харьковской, Днепропетровской, Запорожской, Николаевской), если бы все зерно перевели на 40-тонные автозерновозы? Поврежденные танками, бронетехникой и тягачами дороги, окончательно были бы уничтожены. Собственно скандалы с трассой Киев-Николаев, регулярно уничтожаемой зерновозами, освещаются на всю Украину.

Резюмируем: для роста производства продукции сельского хозяйства на экспорт, нужно стабилизировать работу «Укрзалізниці» - пока не будут обеспечены быстрые и беспроблемные транспортировки грузов, потенциала роста нет.

 

электроэнергия для промышленности

Почему уже несколько лет Северодонецкий «Азот» не работает на полную мощность? – потому что такое опасное производство требует не менее 3-х источников электроэнергии. И пока контролируемая территория Луганской области является энергоостровом – лишена связи с остальной территорией Украины, запустить производство не удастся.

Ту электроэнергию, что можно использовать, вырабатывает Луганская ТЭС в прифронтовом г. Счастье – которую без особых проблем из артиллерии могут уничтожит боевики. Запуск Северодонецкой ТЭЦ на полную мощность ничего не даст: ее электроэнергия слишком дорогая.

Выход - в строительстве ЛЭП из Харьковской области. Им занимаются, но «спустя рукава»: сначала саботировали – теперь медленно строит. Мы неоднократно освещали эту проблему:

март 2015: «Обращение к Яценюку: Луганской области нужно бесперебойное электроснабжение»,

конец мая 2015: «Еще раз об энергоснабжении, или как нукеры Москаля «тушат у нас свет»

март 2016: «Новая ЛЭП, в необходимости которой мы убеждали Москаля, таки будет», «В ЛОО КИУ благодарны Туке, что начал строительства ЛЭП. Но не за место для строительства»

октябрь 2016: «Новую ЛЭП в Северодонецк начнут строить в конце года»

 

Впрочем, после решения вопроса с обеспечением завода электроэнергией, станет вопрос транспортной логистики – работы железной дороги. А также снабжения его газом. Наши предложения были озвучены в публикации «А может Польша освободит «Азот» и Северодонецк от российской газовой «иглы»?».

 

алчевский металл

Крупнейшим экспортером и налогоплательщиком в Луганской области, является «Алчевский металлургический завод» ИСД. Сейчас он находится глубоко в тылу неконтролируемой территории и постоянно испытывает проблемы со снабжением завода железной рудой. Подъездные пути постоянно повреждаются или блокируются как из-за боевых действий – руду везут из Кривбасса по дорогам, пересекающим линию разграничения, так и из-за произвола боевиков. Работать через российскую железную дорогу завод не может – идущая восточнее Луганской области российская железнодорожная магистраль перегружена.

Хотя завод решил проблему с надежным энергоснабжением за счет восстановления ЛЭП в Ростовскую область РФ.

Но главный «тормоз» не этот – а структура группы. В свое время, ИСД купило заводы в Венгрии и Польше, обойдя ограничения ЕС на экспорт готовой металлопродукции с помощью вертикальной интеграции. Теперь сырье («чушки/слябы») выплавляется в Алчевске, а везется для изготовления готового проката на заводы в Дунайварош или Ченстохова, а также на другие, менее масштабные заводы. Зачем углублять переработку металла и получать более высокую добавочную стоимость здесь, если компания спокойно делает это в ЕС? – чтобы больше заплатить налогов в Украине и столкнуться с поборами боевиков (вы мол больше стали зарабатывать)? И как отреагирует ЛНР на улучшение состояния предприятия за счет экспорта готовой продукции после вступления в действия соглашения об Ассоциации с ЕС?

У завода нет экономической мотивации менять устоявшуюся структуру вертикальной интеграции, поэтому надеяться на то, что Луганская область «возьмет свое» за счет роста экспорта металла – точнее изменения его структуры с полуфабрикатов на готовый прокат, не приходится.

 

лесная промышленность

Запад Луганской области имеет лесные массивы – в том числе особо ценных и востребованных на европейском рынке породы дуба. Но крупных официальных производств, на Луганщине так и не возникло: экспортируется или сырье или первичные пиломатериалы, изготовленные на многочисленных небольших частных лесопилках. Вероятность инвестиций в интенсификацию роста леса и перехода на более эффективные породы деревьев – например мебельный тополь, вырастающий за 10 лет, сейчас равна нулю. Если все дружно используют лес для оборонительных нужд; если лес массово нелегально пилят и отправляют на шахты на неподконтрольной территории – как вести хозяйство и защитить инвестиции?

Аналогично, никто не будет инвестировать в строительство заводов МДФ, мебели: на прифронтовой территории, инвестиции пока рискованны.

Что же касается экспорта колод дерева, то с 1 января 2017 года вступит в силу запрет даже на экспорт сосны. Так что экспорт Луганской области, Кременские леса также не вытянут.

 

Подытоживаем: пока не будут приняты меры по нормализации инфраструктуры (в первую очередь железнодорожных перевозок и снабжения электроэнергии), расширять имеющиеся производства на экспорт, не удастся.

Создание новых производств должно поддерживаться неприбыльными организациями (международными или правительственными): никакое банковское кредитование или частное инвестирование в столь нестабильной атмосфере – когда после залпа ГРАДов залоги (основные фонды производства) станут «мусорными», невозможно.

Поэтому власть не должна рассчитывать, что люди как-то сами привлекут инвестиции и начнут работать на экспорт, а оказывать реальную поддержку с двумя основными целями:

- что Ассоциация с ЕС действительно повысит благосостояние Луганщины (и не зря за нее Майдан-2 стоял);

- чтобы увеличивать занятость основанную на экспорте (привязанной к потоку валюты и менее чувствительной к украинским девальвациям/инфляциям), - улучшать тем самым сложную социально-экономическую обстановку на контролируемой территории.

Светлана Пантюхина,

Богдан Бондаренко

Поставить ссылку в соцсети
Рекомендовать этот материал

комментарии

Чтобы поместить сообщение или комментарий вам нужно войти под своим логином  »»